«Если бы Порошенко распустил Раду, я бы его поддержал». Главное из интервью Александра Грановского «Украинской правде»

Автор:
Юлия Рябчун
Дата:

Дмитрий Ларин / Украинская Правда

В низкий политический сезон, когда Верховная Рада ушла на летние каникулы, а кандидаты продолжают готовиться к выборам, народный депутат Александр Грановский (БПП) дал интервью изданию Украинская правда, в котором рассказал об отношениях с президентом Петром Порошенко, будущем парламента и скандале вокруг НАБУ и САП. Главные тезисы Грановского - в пересказе «Бабеля».

Авторитет без юридического образования

Я достаточно деятельный человек и могу разобраться в различных процессах. Поэтому когда время от времени у формальных лидеров фракции есть потребность в чем-то разобраться, сформировать позицию фракции, доложить на заседании фракции, порой бывает и такое, то я охотно откликаюсь. И когда речь заходит, скажем, о вопросах деятельности правоохранительных органов, то фракция прислушивается к моему мнению.

Я никогда не скрывал, что юридического образования у меня не было. Только в этом году получил диплом магистра. Закончил в Тернополе университет и получил юридическое образование.

Но у меня был огромный жизненный опыт. Практической юридической деятельностью я занимался года с 2007, кажется. Начинал с того, что координировал действия различных юридических команд в различных юрисдикциях. Поэтому я воспринимал юриспруденцию с практической стороны, когда приходилось принимать различные корпоративные решения. А именно корпоративная сфера, к сожалению, охватывает широкий спектр юриспруденции.

Мне это было интересно, я много читал, много сам учился, имел дело с лучшими юридическими командами как в Украине, так и за рубежом. И я с этой практической точки зрения видел очень много и, возможно, даже больше чем многие дипломированные юристы.

«Я не вижусь с Порошенко каждый день, но во встрече он мне не откажет»

Я познакомился с Порошенко в 2014 году, когда я был депутатом Киевсовета. Затем стал депутатом парламента от фракции, которая носит имя Петра Алексеевича. Если вас интересует, я вижу Петра Алексеевича ежедневно, то нет. У меня такой задачи нет. Но я как депутат его фракции есть возможность попросить о встрече, и он мне не откажет. Как и многим другом, поверьте.

У нас с президентом не так отношения, чтобы он сказал мне: «Саша, сделай». Он говорит Александр и на «вы». Возможно, я бы и хотел какого-то близкого общения, но оно такое, как есть.

Он со мной говорит как с депутатом своей фракции. И никак иначе. Никаких других подтекстов нет. Есть нормальное общение, когда он просит совета, когда спрашивает мое мнение, если она ему нужна. Я, в свою очередь, могу выразить какие-то свои позиции. Но у меня нет задачи ежедневно ходить к нему в кабинет.

О встречах с главой НАБУ Артемом Сытником

Я бы не сказал, что я был каким-то переговорщиком по согласованию каких-то законов. Я был несколько раз у Артема Сергеевича, но по собственной инициативе, скорее, чтобы донести свою позицию и видение возможного выхода.

Я был в НАБУ, но точно не 10 раз. И точно не ночью. Возможно, вечером, но не ночью. Понимаю, на что вы хотите намекнуть, но опять же говорю, нет никакого дела, которое в Бюро «затормозили» или закрыли в угоду кому-то из политической элиты. Нет. А значит для таких подозрений нет оснований.

Грановский категорически опроверг слухи о лоббировании интересов АП среди правоохранителей и антикоррупционеров

Дмитрий Ларин / Украинская Правда

О законности «аквариумной» прослушки в кабинете главы САП Назара Холодницкого

ГПУ вела дело, в его рамках определенные действия выполняли работники НАБУ (речь идет о законности прослушки главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назара Холодницкого. В конце марта в его кабинете обнаружили «жучок» в аквариуме. Позже генпрокурор Юрий Луценко заявил, что его люди вместе с НАБУ проводили следственные действия в САП. Луценко написал жалобу в Квалификационно-дисциплинарную комиссию прокуроров о совершении Холодницким дисциплинарных проступков и попросил комиссию рассмотреть вопрос о снятии его должности - Прим.Ред.)

Были получены определенные материалы в кабинете Холодницкого. И, как я понимаю, ответственные работники ГПУ эти материалы изучили и решили, что идти путем вручения подозрения в уголовном преступлении нет оснований. И эти же люди решили, что для подачи жалобы в дисциплинарное комиссию прокуроров материала достаточно. И это, судя по всему, было решение общее: как ГПУ, так и НАБУ.

К лоббированию интересов - непричастен

(По источникам издания в Администрации президента, именно Грановский лоббировал интересы Порошенко в деятельности САП и «решении» вопросов с Холодницким, но сам нардеп это опровергает- Прим. Ред.)

Это абсолютная ложь. Никогда ничего с Холодницким ни для кого не «улаживал». Покажите хоть одно дело, которое можно хоть с натяжкой назвать делом на кого-то из орбиты президента, которая затормозила. Нет такого и быть не может.

Что касается Государственного бюро расследований, я читал, что я, мол, «отвечаю», «лоббирую», «назначаю». Я никого никуда не назначал. Мне вообще вся эта история. Написали, что я лоббирую какого Дейнегу (Олега Дейнегу, которого по источникам УП Грановский лоббировал на пост главы территориального управления в Николаеве - Прим. Ред.). Я его вообще в глаза никогда не видел.

«Идея роспуска Верховной Рады уже неактуальна»

Я точно не был создателем проекта роспуска ВР. Но если бы президент принял такое решение, то я бы его поддержал. Или лучше сказать, воспринял бы его спокойно, это правильное слово. Чисто с политической логики. Если парламент не может выполнять свои задачи, если правящая коалиция не может быть стабильной, то стоит выбрать новую. Это просто.

Но сейчас это решение уже неактуально. Рада показывает, что может голосовать и очень трудные решения, как, например, Антикоррупционный суд. Властная элита, значит, способна принимать нужные решения поэтому, видимо, этот парламент сможет работать дальше, и вопрос роспуска уже не стоит на повестке дня.

О «правках Лозового», которые многие называют «правками Грановского»

Я не имею отношения ни к самому Лозовому, ни к его правкам. У нас была большая дискуссия по этому поводу на комитете (комитет Верховной Рады по вопросам гражданского, хозяйственного и административного судопроизводства - Прим.Ред.), и, если мне не изменяет память, эти поправки были поддержаны единогласно. Если вам интересно, то я могу высказать свое мнение по ним. Я считаю, что эти поправки достаточно справедливы и во многом балансируют позицию следствия и обвинения с позицией защиты. В том числе, усиливая позицию именно защиты.

Принципиальных, как мне кажется, там всего несколько позиций. Во-первых, появилась возможность обжаловать уведомление о подозрении. В силу разных причин этот механизм пока работает только в теории. Мне кажется, что защита просто не понимает еще, как этим пользоваться, не сложилась какая-то судебная практика по этому вопросу.

Что касается правки по которой следователи из всех органов должны получать разрешения на проведение каких-либо экспертиз в суде (наиболее спорная правка, вызвала большой резонанс в Раде и судебном корпусе - Прим.Ред.). Но давайте вспомним, по какой логике все эти экспертизы назначались ранее. Сам следователь или прокурор назначали экспертизу в том месте, где он считал нужным. И очевидно, что у него были предварительные возможности обсудить или с самим экспертом, или с руководителем учреждения, проводящего экспертизу, результат этой экспертизы.

Поэтому первая часть ответа на ваш вопрос, почему так произошло, звучит следующим образом - чтобы судья сам определял, кто будет выполнять экспертизу. Чтобы лишить следствие некоей «преимущества» над защитой, чтобы никто не мог влиять на эксперта.

Вторая часть вопроса - что делать с этими очередями? Сейчас проходит процесс объединения судов, и в этом процессе можно и нужно ответить и на ваш вопрос. Я уверен, что буквально в сентябре-октябре будут найдены все ответы, суды будут укомплектованы. Если мы этого не сделаем, то мы просто идиоты. Поэтому я уверен, что этому вопросу жить месяц-полтора.