Reuters: «Есть много хорошего, что США и Россия могли бы сделать друг для друга». Главное из интервью Дональда Трампа

Автор:
Степан Смышляев
Дата:

EPA/UPG

Президент США Дональд Трамп дал интервью Reuters. Трамп рассказал о встрече с президентом России Владимиром Путиным, о том, снимут ли санкции с России, каковы перспективы отношений с Турцией и почему он не хочет давать показания спецпрокурору Роберту Мюллеру, который расследует вмешательство России в президентские выборы.

Санкции против России

Трамп назвал «очень хорошей» встречу с Путиным: «Мы говорили об Израиле, мы говорили об отсутствии безопасности в Израиле, мы говорили о Сирии, мы говорили об Украине».

По словам президента США, Путин не просил его отменить санкции. Сам Трамп тоже пока не рассматривает этот вопрос: «Я бы подумал об этом, если бы они (Россия), сделали что-то хорошее для нас. Есть много хорошего, что мы могли бы сделать друг для друга. Есть Сирия. Есть Украина. Есть много чего другого. Думаю, они хотели бы экономического развития. И это для них очень важно».

Дискуссия про Украину и Крым

Также «очень хорошим» он назвал разговор с Путиным об Украине: «Я вспомнил Крым, конечно. Я всегда вспоминаю Крым, когда вспоминаю Украину».

Заключение пастора Эндрю Брансона

Трамп назвал «ужасной ошибкой» арест Турцией пастора Эндрю Брансона. Президент США утверждает, что ему нравится эта страна, но ее убытки от санкций Трампа не волнуют: «До сих пор у меня были очень хорошие отношения с президентом (Эрдоганом), как вы знаете. Но такое отношение не может идти лишь с одной стороны».

Встреча с президентом Ирана

Трамп утверждает, что не предлагал встретиться президенту Ирана Хассану Рухани: «Если он хочет встретиться — хорошо. Если он не хочет встречаться, мне абсолютно все равно».

Дело спецпрокурора Мюллера о вмешательстве РФ в выборах

Трамп не хочет давать показания под присягой спецпрокурору Роберту Мюллеру, потому что тот дружит с бывшим директором ФБР Джеймсом Коми: «Если я что-то скажу, и он что-то скажет — будет мое слово против его, а он лучший друг Мюллера, поэтому Мюллер может сказать, что верит Коми».