Директор Довженко-Центра рассказал, с чем были связаны обыски

Автор:
Виктория Мартынюк
Дата:

Юлия Вебер / «Бабель»

Генеральный директор Национального центра Александра Довженко Иван Козленко заявил, что обыски были связаны с арендой.

Об этом Козленко рассказал в интервью «Громадському».

Козленко рассказал, что помещения в основном корпусе Центра арендуют только учреждения культуры и офис продаж. «Когда я пришел, около 30% площади были в аренде у непрофильных бизнесов: офисы, ремонт техники, продажа семян, автошкола, склады. Широкое лобби, рецепция, магазин, кафе у нас появились уже после смены арендаторов», — рассказал Козленко.

По его словам основная аренда — это отдельные два корпуса, которые не касаются непосредственно Центра. «Мы ими не оперируем уже очень давно: один в аренде с 1994-го, а второй с 1998 года. Они в полной аренде у одного владельца — и это наш основной доход», — рассказал он.

Козленко подчеркнул, что именно из-за аренды в Центре проводили обыски.

«В 2016 году мы обнаружили, что еще в 2007-м арендатор пристроил к одному из корпусов отдельное помещение. Он пытался как-то оформить его и даже по документам похоже, что помещение достроили легально — с разрешения и ведома тогдашнего директора Центра. В 2014-м этот арендатор, по моему мнению, незаконно зарегистрировал это помещение как собственность — узнали мы об этом в 2016-м и сообщили в Минкульт. На тот момент они уже были оформлены на офшор. Теперь Госаудитслужба выдвигает нам претензию, что мы не выставляли этой компании с каких-то островов счета для уплаты налога на землю. Мы пытаемся объяснить, что таким образом признаем их право на это помещение, что не в интересах государства отнюдь», — рассказал Козленко.

Второе нарушение, по его словам, касается якобы занижения арендной платы у арендатора, который снимает помещение с 1994 года. «Не мы ее определяли, она продолжается еще с тех пор — индексируется, хотя и является ниже рыночной, но это должен определять Фонд госимущества», — пояснил он.

Козленко также ответил на вопрос, могли ли обыски быть связаны якобы с интересами застройщика комплекса Smart Plaza Goloseevo, который возводит здание на бывшей территории Центра.

Он говорит, что застройщик не заинтересован в том, чтобы получить все здания Довженко-Центра.

«Мы не являемся собственником земли, она находится у нас в постоянном пользовании. Владельцем является киевская община в лице КГГА. В 2007 году тогдашнее руководство Центра и Министерство приняли решение об отчуждении 10 из 14 корпусов бывшей кинокопировальной фабрики. Эти помещения продали на аукционе. За них получили довольно неплохую сумму — более 40 млн грн [...] В 2011 год мы пришли с запущенной лабораторией и тремя корпусами, которые остались с 14 фабричных. Есть еще четвертый — бомбоубежище. А вот остальные 10 корпусов были у частного собственника [...] земля под этими зданиями не была оформлена на нового владельца. Мы за нее платили налог на землю — и по состоянию на 2017-й он суммарно для всего Центра составлял 1,7 млн грн в год [...] Где-то через год владелец тех самых корпусов нашел на них покупателя. Это застройщик и уже со мной он вступил в переговоры [...] Тогда мы вернули землю городу, КГГА ее приняла и передала собственнику», — рассказал Козленко.

Козленко говорит, что с застройщиком удалось договориться о том, что он за свой счет сделает полное фасадное утепление, реконструкцию входной группы и фильмофонда в бомбоубежище.

«Мы никогда бы этого не сделали за свой счет — я считаю, что это полезная договоренность. Понятное дело, его интересовала только земля, поэтому он старые корпуса разрушил и строит на них свой комплекс», — добавил он.

  • 28 мая Национальный центр Александра Довженко объявил о наступлении состояния неплатежеспособности — оборотные средства предприятия исчерпаны.
  • Козленко подал в отставку. Свое решение он объяснил тем, что Центр не получил финансирования, что может привести к банкротству. Через час после заявления он сообщил, что в Центр пришли с обысками полиция и СБУ, а позже уточнил, что правоохранители расследуют уголовное дело по акту ревизии Государственной аудиторской службы.