Канал «Россия-24» показал интервью с украинским журналистом Асеевым, где он признается в шпионаже. Друзья и сосед по камере говорят, что Асеева пытали

Автор:
Оксана Коваленко
Дата:

Телеканал «Россия-24» три дня назад обнародовал интервью со Станиславом Асеевым — украинским блогером, журналистом и публицистом, который остался в оккупированном Донецке. Ради безопасности он избрал псевдоним Станислав Васин. Он писал статьи для украинских СМИ из оккупированного Донецка и вел Facebook. Год назад его задержали представители так называемого Министерства госбезопасности «ДНР» и обвинили в шпионаже. В интервью он это признал.

Депутат Ирина Геращенко, журналистские организации и друзья говорят, что это признание он сделал под давлением. Корреспондент «Бабеля» Оксана Коваленко собрала подробности о жизни Асеева и реакции на его интервью.

17 августа 2018 года на российском государственном телеканале «Россия-24» вышло интервью с задержанным год назад в оккупированном Донецке Станиславом Асеевым. Для записи его привели в наручниках в библиотеку имени Крупской в Донецке.

Беседу вел военный корреспондент государственного телеканала Александр Сладков, который ранее освещал бои в Грозном, в южной Осетии. Во время российско-грузинской войны 2008 года Сладков был ранен. Последние годы он делает сюжеты для канала «Россия-24» из оккупированного Донбасса. В Молдове, Украине и Латвии прекратили вещание этого телеканала за пропаганду. Уже 20 августа из-за этого сюжета организация «Репортеры без границ» заявила, что телеканал «Россия-24» нарушил международное гуманитарное право.

«Когда вы транслируете «признания» журналиста, которого незаконно задержали больше года назад, вы очень хорошо знаете, что вы нарушаете международное гуманитарное право. Позор», – говорится на официальной Твиттер-странице организации.

Запись смонтирована и длится 14 минут. Разговор перемежается сюжетами, в которых Сладков называет российскую агрессию на Донбассе «гражданской войной». Также между словами Асеева есть кадры, на которых он ест и что-то читает, сидя на кровати в большой комнате, мало похожей на камеры, описанные другими заложниками, которых отпустили. Никаких его вещей возле кровати нет. В разговоре Асеев сказал, что работал на Главное управление разведки Украины.

Кто такой Асеев?

Станислав родился в Макеевке 1 октября 1989 года. Жил в Донецке. В 2012 году окончил факультет философии в Донецком национальном техническом университете. В 2010 году он выпустил сборник стихов и рассказов. Один экземпляр Асеев подарил экс-депутату от БПП и своему другу Егору Фирсову. Они с Егором дружат с 1 сентября 2006 года. «Там не было никакой политики, обычные художественные произведения», — вспоминает Фирсов.

В университете, по его словам, Асееву пророчили успешную научную карьеру, но он не захотел оставаться в учебном заведении и продолжать заниматься философией. Найти толковую работу с образованием философа он не смог.

Он пытался попасть во французский легион. Этот легион сейчас используют в рамках миссий под эгидой ООН или НАТО. Легион готов к проведению спецопераций, в том числе против террористов и для освобождения заложников.

«Несмотря на то, что он очень хорошо учился, ему было трудно заниматься философией. В 20 лет трудно понимать Ницше, кантовские антиномии. Размышления об этом его напрягали. Он хотел от этого отойти, искал цель. Он поехал во Французский легион как молодой человек, который ищет себя. Он даже готовился к нему, пытался бегать. Но через неделю-две он вернулся оттуда», — рассказывает Фирсов.

После этого Асеев работал в разных местах: и в «Новой почте», и разнорабочим.

Станислав Асеев

Facebook / Егор Фирсов

«В 2014 году Стас после оккупации Донбасса решил остаться. В Донецке также живет его мать, которая ухаживает за бабушкой, он не хотел их оставлять», — говорит Фирсов.

Асеев стал за гонорары писать о Донбассе в «Зеркало Недели», Радио Свобода, «Украинскую правду», издание «Тыждень», также писал об этом на своей странице ФБ.

Задержание Станислава

Информация о дате его исчезновения разнится. Его сосед по камере Виктор, которого обменяли в декабре 2017 года, рассказал Радио Свобода, что Асеева задержали 10 мая 2017 года, но под наблюдением еще заставляли писать тексты и посты в ФБ.

Последний раз Васин выходил на связь 2 июня. Он должен был отправить свой материал для Радио Свобода, однако текст так и не поступил.

О пропаже Васина Егору Фирсову сообщила мама Станислава в начале июня. Стас позвонил ей и предупредил, что приедет, но так и не появился. Поэтому мама наведалась в его квартиру. Квартира была пуста, замки на дверях в комнаты — сломаны, ноутбук исчез.

По информации друзей Станислава, сотрудники МГБ забрали его компьютер и разместили последние несколько постов на его странице ФБ. Кроме того, они некоторое время писали сообщения людям из френд-ленты Васина.

28 июля 2017 года благодаря запросу российского союза журналистов удалось получить подтверждение о том, что Асеева задержали. Сами же представители «ДНР» подтвердили, что держат Стаса, через два месяца после задержания. Представители ОРДО отказывались показывать его матери.

После того, как публично появилась информация об исчезновении Станислава, мама стала избегать общения с друзьями сына. «Я думаю, что на нее оказывают давление, но прямых фактов у меня нет», — говорит Фирсов.

Асеева держат на территории бывшего завода изоляционных материалов в Донецке, где во время независимости Украины появилась арт-платформа «Изоляция». После оккупации там сделали тюрьму.

О словах Асеева в интервью

«Я знаю Стаса 12 лет. Есть какие-то мазки правдивой информации о том, что он журналист, что он был в легионе и хотел быть в батальоне Донбасс. Но все остальное — это ложь. Слова о шпионаже придуманы для того, чтобы показать, что все журналисты, которые работают в ОРДЛО, – шпионы, и чтобы был повод его посадить. Журналиста посадить не могут, а шпиона да», — добавил Фирсов.

Он также говорит, что Васин и правда хотел попасть в батальон «Донбасс» в 2014 году, но его не взяли, поэтому он вернулся.

Месяц назад Фирсов сообщил, что на сайтах из ОРДО публикуют фото рукописных страниц, будто бы принадлежащих Асееву. «Стас якобы от себя описывает события, в которых он представляется как минимум Джейсом Бондом, который чуть ли не взорвал Моторолу и Гиви... Насколько мне известно, цель боевиков — убедить всех, что Стас не журналист, а шпион», — написал Фирсов.

«Также мне сообщили, что Стаса шантажируют мамой. Грозятся посадить ее как сообщницу. Все для того, чтобы он на камеру подтвердил описанное в «дневнике». Такой вариант возможен, зная Стаса, я уверен, он может пойти на все, чтобы уберечь маму», — писал тогда Фирсов.

При этом он заверил, что именно у него есть оригинал настоящего дневника Васина и добавил фото.

Бывший сосед по камере Виктор, которого обменяли в декабре 2017 года, рассказывал, что Асеева пытали током, подключая провода к ушам, били так, что нижняя часть тела становилась черной.

Представитель Украины в гуманитарной подгруппе Ирина Геращенко считает, что признания Асеева выбиты пытками.

«У меня нет никаких сомнений, что эти «признания выбивались пытками. Станислава содержат в полной изоляции, к нему не допускают родственников, ОБСЕ, МККК, и даже не в Донецком СИЗО, а в созданном концлагере на бывшем заводе. Ему не позволяют передать письма или передачу, ни одной весточки от родных или друзей», — написала она.

Фамилия Асеева не раз звучала во время заседания трехсторонней контактной группы, однако представители ОРДО отказывают добавлять его в список на обмен.