«Местным в Африке невыгодно жрать людей. Проще ограбить туриста и купить тушенку». Константин Симоненко стал первым украинцем, который объездил все страны мира и выжил. Как?

Автор:
Тома Балаева
Дата:

Константин Симоненко

44-летний Константин Симоненко стал первым украинцем, который посетил все 193 страны мира. 18 сентября он приехал на остров Пасхи, где ему вручили диплом Национального реестра рекордов Украины. Корреспондент «Бабеля» Тома Балаева записала рассказ Константина Симоненко о том, в какие опасные ситуации он попадал во время путешествий, почему в Сомали чувствовал себя пачкой стодолларовых купюр и как успел уехать из отеля в Мали за пару часов до расстрела постояльцев.

Подготовленное путешествие отличается от неподготовленного тем, что ты точно знаешь, что не погибнешь. Разрабатываешь четкий маршрут, бронируешь отели, в сложных странах — находишь сопровождающих, а иногда даже вооруженную охрану. Тем не менее опасные ситуации со мной, конечно, происходили.

Например, в начале 2016 года в Ираке я попал под ракетный обстрел. Я был в Багдаде, и ракеты падали буквально в 500 метрах от меня. Было страшно, но не смертельно. Я знал, куда ехал, и был к этому готов.

Константин Симоненко

Когда ехал в аэропорт, чтобы лететь в Афганистан, листал ленту новостей. Там писали, что вчера в Кабуле был теракт, сегодня теракт, а за день до этого аэропорт, в который я должен был прилететь, обстреляли из миномета. Но куда деваться? Я все равно полетел, и мне повезло. Это ведь лотерея — ты не можешь знать, будет теракт или нет.

Константин Симоненко

В октябре 2015 года я был в Бамако. Это столица африканской страны Мали. Через несколько часов после того, как я выселился из отеля, его захватили террористы. Они убили почти всех постояльцев — больше 25 человек. Вот тогда я был близко к гибели.

Опаснее всего было в Сомали. В Могадишо меня и друзей охраняли четыре автоматчика, которые сопровождали нас повсюду. Они не разрешали нам останавливаться где-то дольше чем на десять минут. Запихивали в машину и увозили, чтобы нас нельзя было отследить и подготовить засаду. Опасность витала в воздухе. Мы видели отношение местных, то, как они на нас смотрели. Представьте, что поздно вечером по Троещине идет пачка стодолларовых купюр. Они смотрели на нас, как на такую пачку.

Константин Симоненко

Ограбления

В Каракасе (Венесуэла) я был на экскурсии. Она длилась ровно 20 минут. Потом внезапно появились какие-то люди, дали в челюсть гиду, затем мне и забрали все ценности. Я лежал на асфальте и попросил оставить мне паспорт. Очень благородные оказались люди, оставили. Тогда как раз начинался венесуэльский кризис, у населения не было денег, безработица — под 70%. А тут — туристы. Как не воспользоваться моментом? Я просто не ожидал, что это произойдет так быстро.

Еще одно ограбление было на Гаити. Человек подошел, приставил к моему боку нож и сказал: «Давай деньги». Я в таких случаях всегда отдаю деньги, потому что это безопаснее.

Большие суммы с собой не ношу. Оставляю ценности в чемодане в гостинице. Он у меня хороший, его тяжело вскрыть. Там есть потайное отделение для денег. Проще было бы путешествовать с карточкой, но, например, во многих странах Африки карточка — просто кусок пластика. Ее нигде не принимают.

Из личного архива Константина Симоненко

К ограблениям отношусь спокойно. Есть такие страны, из которых если ушел живой – уже отлично. Тем более грабят везде: и в Египте, и в Европе. Когда едешь куда-нибудь в Сомали, где в год бывает до 100 туристов со всей планеты, ты готов к тому, что тебя могут ограбить или будут вымогать взятку. Опасность быть ограбленным — просто часть риска, который ты осознаешь, отправляясь в такое путешествие.

То, что в Африке до сих пор живут людоеды, — миф. В Папуа Новой Гвинее людоедство было частью религиозных ритуалов, но теперь их уже нет. Местным экономически невыгодно жрать людей. Это грозит полицией, какими-то разбирательствами. Лучше ограбить туриста и купить на его деньги тушенку. Китайская тушенка там стоит копейки.

Жара и шторм

Сложно иногда бывает там, где не ждешь подвоха. Помню, я прилетел в Джубу — столицу Южного Судана. Аэропорт там — это взлетно-посадочная полоса и две большие армейские палатки. Одна на вылет, вторая на прилет. Когда улетал, температура была +48. Еще и самолет опоздал на три часа. В палатке, естественно, не было ни кондиціонера, ни вентиляторов. Я начал задыхаться. Упросил охранников выпустить меня на взлетно-посадочную полосу, потому что там хоть какой-то воздух. Сижу на раскаленном бетоне под солнцем в +48, перед глазами все плывет, и думаю: «У меня в Киеве в офисе кондиционер, там так хорошо. Что я забыл в этом Южном Судане?»

Константин Симоненко

Как-то в Карибском море попал в десятибалльный шторм. Мы с женой были в круизе, и тут судно начало подниматься на 15-метровой волне и падать с нее. На корабле все было разгромлено, посуда летала. Жена попросила: «Костя, достань фотографии детей. Хочу попрощаться». Но ничего, мы доплыли до бухты, переждали шторм. Зато потом еще двое суток в кафе и ресторанах не было очередей. Все пенсионеры лежали в каютах.

Каждый раз в таких ситуациях бывает страшно. Но страх — это хорошо, он как предохранитель. Если тебе страшно, значит, ты осторожнее себя ведешь, больше замечаешь, прислушиваешься, взвешиваешь свои поступки, решаешь, надо тебе куда-то идти или нет. Бесстрашие — плохое чувство. Всегда надо бояться.