«Как жить, если ты понял, что веган». Мы побывали на крупнейшей книжной ярмарке и узнали, что весь мир будет читать в следующем году — рассказывает издатель Светлана Павелецкая

Автор:
Светлана Павелецкая
Дата:

Andreas Arnold / Bloomberg via Getty Images

Каждый год в середине октября книжная ярмарка во Франкфурте собирает издателей, писателей и читателей всего мира — в выставочном комплексе Messe Frankfurt монтируют больше семи с половиной тысяч стендов, приходят 285 тысяч посетителей и почти десять тысяч журналистов. Во Франкфурте издательства заключают контракты на еще не вышедшие (а иногда даже пока не написанные) книги. Именно здесь становится ясно, какие темы будут представлены на полках магазинов лучше всего: буллинг, Холокост, кризис беженцев, гендер. Партнер издательства «#книголав» Светлана Павелецкая съездила на ярмарку в этом году. По просьбе theБабеля она рассказывает об упадке мирового книжного бизнеса (никакого упадка нет) и темах, которые определят литературную моду в ближайшем будущем.

«Мы все — Грета» — гласит надпись на стенде одного из крупнейших в мире детских издательств. На стенде нарисована Грета Тунберг в национальных цветах Швеции, на всю стену. Рядом подпись — Вecome a climate activist («Становись активистом климата»). Издательство выпустило книгу-комикс, которая вдохновит детей спасать планету. За первые два дня ярмарки оно продало права на 14 территорий.

Frances Lincoln Children's Books

Другое издательство уже несколько лет делает подборки «великих и несогласных»: «30 девушек, изменивших мир», «30 ученых, который взорвали систему», «30 воинов, которые изменили историю». В этом году оно выпускает новую книгу из той же серии — «20 зеленых героев, которые спасают планету». За первые два дня — 18 сделок.

«Эта книга поможет остудить планету». «50 способов сократить загрязнение». «Питание во времена изменений климата». «Мальчик, который решил спасти планету». «Пластиковый пакет, который убил океан». Сотни, в буквальном смысле слова, книг для детей и взрослых на тему экологического активизма и перемены климата. Это очевидный главный тренд 2019 года. Точно так же очевидно, что он продержится не больше года. В Западной Европе и Северной Америке года работы хватает, чтобы заработать на теме максимальное количество денег и в следующем выйти с чем-то новым, но не менее актуальным и душераздирающим.

Hachette Children’s Group

«Мальчик на задней парте» — книга о сирийском беженце Ахмете, которого разлучили с семьей, — в 2018 году была самой популярной новинкой на Франкфуртской книжной ярмарке. А сама тема беженцев — наиболее популярной.

За год до этого в тренде были книги о Холокосте. Для детей от трех лет и старше — комиксы, «картонки», большие романы и маленькие истории. Практически на каждом стенде любого издательства стояли истории выживших или книги об ужасах того времени.

Еще одна большая тема 2017 года — буллинг во всех его правлениях. Для детей до трех лет — истории в картинках. Для детей постарше — поучительные рассказы. Для подростков — драмы и триллеры. Для взрослых — полусоциальные романы. Но все — о буллинге, о том, каким он бывает и что можно с этой проблемой сделать.

Кроме книг об экологии и перемене климата, в ассортименте издательств остаются и вечные темы: гендер, кулинарные моды и уход за животными.

Magination Press

Книги о гендере стали популярны давно, и главным трендом они были еще десять лет назад, но до сих пор представлены в списке главных новинок каждого издательства. Например, комикс «Право выбирать туалетную комнату» для пятилетних детей рассказывает, что они сами могут определять, к какому полу себя отнести. Книги о том, как адаптироваться в обществе, если ты транссексуал, истории о любви в разных конфигурациях — это уже не новинки, они просто есть у всех.

Magination Press

Если в прошлом году главным трендом кулинарных книг были смузи во всех проявлениях, то в нынешнем их место заняли веганы. «Веганское Рождество». «Как не потерять друзей, если ты стал веганом». «Как жить, если ты понял, что веган». Веганы победили всех — и смузи, и торты, и даже простых вегетарианцев. А книги о жизни с животными рассказывают о том, «Как подготовить любимца к уходу» и «Как создать у животного чувство глубокой привязанности».

Pavilion Books

Этот набор тем никогда не будет популярным у нас. За этим трендами нам не успеть. Пока мы к ним присмотримся, подумаем над ними, переведем на украинский — весь мир будет обсуждать что-то другое. Но есть, конечно, и те направления, где мы идем в ногу с остальными.

В первую очередь, это художественные книги о Первой и Второй мировых войнах. Ежегодно на эту тему издается около тысячи романов. Представленный в прошлом году «Татуировщик из Аушвица» был продан на 46 территорий, включая Украину. Автор сразу же написала сиквел, который, конечно, выглядит чуть менее искренним, но уже не менее успешен — на тех же 46 территориях. «Путешествие Цилки» — книга, которая рассказывает уже о ГУЛАГе, — выйдет в 2020 году.

Zaffre

Издатели легко объясняют популярность тематики: люди устали жить в постоянном страхе, устали видеть войну в новостях и хотят знать, что все войны заканчиваются. Истории любви, даже в самых страшных декорациях, вдвойне популярны, если кроме романтики, напоминают, что у любых ужасов есть финал.

По-прежнему охотно покупают скандинавские триллеры и детективы. В мире уже продано более ста миллионов книг шведа Стига Ларссона и более сорока миллионов книг норвежца Ю Несбё. Книги шведа Фредрика Бакмана только в его родной стране продаются тиражами от миллиона экземпляров. В Украине все трое — абсолютные хиты.

Український інститут книги

В прошлом году мировой книжный рынок заработал более 112 миллиардов долларов и постоянно растет. Люди читают больше, издатели постоянно подбрасывают новые тренды и темы на будущий год. Украинский рынок тоже развивается. Не так стремительно, да и денег на нем вращается на порядки меньше, даже если считать в гривнах. Но через пять лет мы войдем в один ритм со всем миром, издатели будут привозить не только истории любви и детективы, но и важные тренды года — а читатели будут их покупать. Без читателей — не работает.

Boris Roessler / picture alliance via Getty Images