Потомок испанских аристократов с детства мечтал работать на Северную Корею и добился своего. Теперь он единственный в мире лоббист бизнеса в КНДР — пересказываем материал Bloomberg

Автор:
Сергей Пивоваров
Дата:

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»

Испанец Алехандро Као де Бенос — единственный в мире иностранец, который официально работает на правительство Северной Кореи. Он шел к этому больше десяти лет. Еще в старших классах, в начале 1990-х он основал «Корейскую ассоциацию дружбы», затем создал первый официальный сайт КНДР на английском языке. Наконец, в 2002 году бывший северокорейский лидер Ким Чен Ир назначил Као де Беноса специальным представителем Комитета по связям с зарубежными странами. Сегодня Као де Бенос организовывает поездки культурных делегаций, комментирует слухи о КНДР, выполняет разные дипломатические поручения, но главное — лоббирует бизнес-проекты в Северной Корее для иностранных инвесторов. «Бабель» пересказывает большой материал Bloomberg о том, как потомок испанских аристократов Алехандро Као де Бенос с детства увлекся идеями социализма и стал преданным сторонником режима Северной Кореи.

Алехандро Као де Бенос де Лес и Перес — потомок испанских аристократов. Как старший наследник он может претендовать на титул барона де Лес и других аристократических родов Испании. Однако он вырос в семье со средним достатком, потому что его дед по отцовской линии потратил остатки фамильного состояния на неудачные инвестиции и азартные игры.

Но Алехандро Као де Бенос редко пользуется своим полным именем, которое подчеркивает его аристократическое происхождение. В 13 лет он увлекся идеями социализма — именно тогда он «влюбился» в Северную Корею, где, по его мнению, социализм до сих пор сохраняется в чистой форме.

В 1990 году, когда Као де Беносу было 16 лет, он впервые побывал в Пхеньяне. Деньги на дорогу он скопил, работая на заправке. «Я открыл для себя очень чистое общество с хорошими людьми. И тогда я решил, что буду помогать Корее». По возвращении Као де Бенос основал «Корейскую ассоциацию дружбы». Поначалу он заманивал в нее своих школьных друзей бесплатной колой и караоке. На сегодня в его организации более 16 тысяч человек в 120 странах. Као де Бенос вспоминает, что отец чуть не выгнал его из дома. Ведь в начале 90-х развалился СССР, а социализм потерпел крах в Европе. «Мне было тяжело, я был единственным, кто шел против течения».

В 2000 году Као де Бенос создал первый официальный сайт КНДР — korea-dpr.com — с примитивным дизайном. И до 2012 года это был единственный внешний англоязычный сайт Северной Кореи, пока правительство КНДР не запустило свою версию. Но Као де Беносу этого было мало. Он хотел стать «частью проекта», был готов даже переехать в Северную Корею и вступить в армию. Но северокорейские чиновники ему постоянно отказывали.

Алехандро Као де Бенос может претендовать на титулы барона де Лес, маркиза де Росальмонте и графа де Аргелехо.

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»

Наконец, в феврале 2002 года тогдашний северокорейский лидер Ким Чен Ир личным приказом назначил Као де Беноса специальным представителем Комитета по культурным связям с зарубежными странами и назвал его «первым и единственным в истории не корейцем, работающим на правительство». Испанец сначала был разочарован ролью всего лишь культурного посланника, но затем решил «пожертвовать собой в капиталистических джунглях на благо страны».

Северная Корея ведет дипломатию через МИД и представителей в ООН. Все остальные внешние связи — наука, культура, спорт и, главное, бизнес — проходят через Комитет, в котором работает Као де Бенос. Так испанец стал единственным человеком в мире за пределами КНДР, кто может помочь любому «бесстрашному капиталисту» с инвестиционным проектом в Северной Корее, даже в обход международных санкций.

По словам Као де Беноса, ему на почту ежедневно приходят бизнес-предложения по Северной Корее из разных стран. Его даже просили помочь открыть Макдональдс в Пхеньяне, но это невозможно, потому что в стране запрещены частные предприятия. Главные инвестиционные возможности в КНДР — горнодобывающая промышленность, отели и с недавнего времени IT-сфера.

В апреле прошлого года Као де Бенос организовал первую конференцию по криптовалюте в Северной Корее. На нее пригласили несколько специалистов по информационной безопасности из Европы и США. После этого Као де Бенос заключил соглашения с европейскими компаниями об использовании дешевой, но квалифицированной рабочей силы в технологических проектах. «Мы разрабатываем много приложений для Android и iOS», — говорит он. Также, по его словам, в КНДР создают анимацию для популярных мультфильмов и видеоигр. Однако Као де Бенос не называет эти проекты. Больше всего заказчиков поражает то, что северокорейские программисты могут работать без доступа к глобальной сети, а необходимую техническую информацию способны находить в автономном режиме.

У Као де Беноса есть звание почетного гражданина КНДР и несколько правительственных орденов, медалей и других наград. У него есть корейское имя — Чо Сон Ир, что означает «Корея едина», и прозвище «Дорогой солдат генерала Ким Чен Ира». За свою работу в Комитете он не получает зарплату, а живет за счет комиссии от бизнес-сделок. «Я занимаюсь этим ради идеологии, а не ради денег». Порой сделки срываются из-за сложностей бизнеса в стране, которая находится под международными санкциями, тогда «по несколько месяцев я сижу без гроша».

Свою преданность Северной Корее Као де Бенос в очередной раз доказал в течение последних месяцев, когда комментировал слухи о пандемии коронавируса в стране и об исчезновении Ким Чен Ына для западных СМИ. Он опровергал теории о болезни северокорейского лидера, а в качестве доказательства опубликовал в Twitter фото Ким Чен Ына рядом с истребителями, сделанное за день до его предполагаемой операции.

В итоге живой и здоровый лидер КНДР появился на публике 1 мая — на церемонии открытия нового завода. Као де Бенос говорит, что во время поездок в Северную Корею он несколько раз встречался с Ким Чен Ыном. «У меня была возможность пожать ему руку и побыть рядом с ним на различных государственных мероприятиях. Мы обмениваемся письмами, но, к сожалению, между нами нет тесной дружбы».

Као де Бенос говорит, что готов служить Северной Корее, пока ее правительство придерживается нынешней идеологии. «Как только мы разрешим частную собственность, приватизируем образование или здравоохранение, я немедленно откажусь от своей должности». В качестве плохого примера он приводит Китай, который, по его мнению, предал идеалы социализма и коммунизма.