Второго этапа медреформы в том виде, как его разрабатывала команда Супрун, в 2020 году, вероятно, не будет. Минздрав обещает врачам на 50% больше зарплаты. Для пациентов, скорее всего, ничего не изменится

Авторы:
Олеся Бида, Алла Кошляк
Дата:

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»

Министерство здравоохранения собирается улучшить медреформу. Минздрав предлагает изменить законодательство таким образом, чтобы все больницы получили не меньше средств, чем в прошлом году, а на увеличение зарплат врачам просит выделить дополнительно 11 миллиардов гривен. Теперь слово за парламентом. Пересмотреть второй этап медреформы призвал президент Владимир Зеленский. По его словам, 50 тысяч медработников могут остаться без работы, а 332 больницы — закрыться. Экс-министр Ульяна Супрун называет решение Минздрава политическим. Если реформу отменят или отложат, то пациенты будут получать все услуги, как и раньше. Бывший замминистра Павел Ковтонюк утверждает, что более эффективные больницы проиграют, а те, кто с 2017 года не готовился ко второму этапу медреформы, наоборот, выиграют. Формально медицина останется бесплатной, но останутся и взятки, и некачественные услуги, предостерегают бывшие чиновники. «Бабель» отвечает на основные вопросы о втором этапе медицинской реформы.

Второй этап медреформы начался 1 апреля. Что изменилось?

Старт второго этапа медреформы совпал с эпидемией коронавируса. Из-за этого «вторичку» пришлось запускать с изменениями. Двадцать пятого апреля Кабинет министров утвердил отдельные пакеты медицинских услуг пациентам с подозрением или диагностированной коронавирусной болезнью. Речь о том, что государство заплатит за работу мобильных бригад, которые проводят тестирование на дому. Если человек вызывает экстренную помощь или его кладут в стационар, это тоже оплатит государство. Сюда же включили доплаты для врачей в размере до 300% зарплаты.

Министр здравоохранения Максим Степанов

До сих пор не все врачи получили доплату за март, хотя еще 29 апреля заместитель министра здравоохранения Светлана Шаталова отмечала, что средства выделили и отправили в регионы. Из-за этого врачи выходили на акции протеста под больницы, выкладывали фото и видео в соцсетях. Министр Степанов пообещал, что до 8 мая медики получат доплаты за март, независимо от того, сколько времени они работали с больными COVID-19. За апрель деньги тоже не поступили в больницы, поскольку в НСЗУ не могли запустить этот процесс без опубликованного решения Кабмина. Оно вступило в силу 4 мая.

Идея медицинской реформы заключалась в том, чтобы эффективнее использовать государственные средства, выделяемые на медицину. Для этого должна работать Программа медицинских гарантий — это перечень медицинских услуг, которые государство гарантирует пациенту бесплатно. Во всех государственных и коммунальных медучреждениях «деньги идут за пациентом». Такая система работает на первичном этапе, когда пациент подписывает декларацию с семейным врачом и может бесплатно у него обслуживаться. А НСЗУ платит врачу или больнице за каждого пациента. Если семейный врач направит вас к профильному специалисту, его можно выбрать в любой больнице, которая подписала договор с НСЗУ.

Что означает отмена реформы для пациента?

Для пациентов это означает, что ничего не изменится. Они будут, как и раньше, ходить к врачам, которые могут попросить их заплатить благотворительный взнос.

Семейные врачи, которых касался первый этап медреформы, будут работать и дальше. Пациент может выбрать себе врача, подписать с ним декларацию и получать услуги бесплатно. А врач имеет определенное количество пациентов, качественное оборудование и более высокую зарплату. У семейного врача Анастасии Михайловской, которая работает в Центре первичной медико-санитарной помощи в Оболонском районе Киева, 1 800 задекларированных пациентов, и с реформой ее зарплата выросла в три раза. Благодаря налаженной коммуникации с пациентами сейчас в случае необходимости врач может общаться с ними по телефону.

«Сейчас в день я принимаю 5—10 человек, остальных 50 пациентов консультирую по телефону. И это для меня самое главное преимущество — люди не сидят в очереди, как это было раньше, и не заражают друг друга. Если бы они все пришли в больницу, то уровень заболеваемости COVID-19 был бы точно выше».

Коронавирус будут лечить бесплатно?

Да, лечение коронавируса и в дальнейшем будет оплачивать Нацслужба здоровья. Если пациент попадет в медучреждение со средним или тяжелым течением коронавирусной болезни, его лечение должно быть бесплатным. При легком течении больной лечится дома, покупая лекарства за свои деньги.

А бесплатные роды и другие услуги?

Второй этап медреформы предусматривал 27 пакетов медицинских услуг. Министр Степанов сказал, что по Государственной программе медицинских гарантий с 1 июня будут финансировать первичную и экстренную помощь, лечение острых инсультов и инфарктов и три пакета услуг по лечению коронавируса. Все пакеты, кроме лечения коронавируса, изменят в течение 10 дней на основе национального протокола, рассказал Михаил Радуцкий.

Это означает, что на неопределенное время откладывается финансирование более 20 пакетов услуг, на которые могли подаваться больницы и которые должна была оплачивать Нацслужба здоровья. Это касается проведения родов, неонатальной, паллиативной помощи, проведения хирургических операций, связанных с гинекологией, онкологией, трансплантологией, урологией, травматологией, сосудистой хирургией, проктологией, офтальмологией. Пациенты с электронными направлениями от семейных врачей могли бы бесплатно обращаться к узким специалистам, которых они сами выберут. Например, к эндокринологу или гематологу. А врач получал бы деньги за каждый пролеченный случай по тарифам НСЗУ.

Что предусматривают изменения, которые предложил Степанов?

С 1 июля медикам должны повысить зарплату до 50%. На это нужно выделить 11 миллиардов из госбюджета, за что должна проголосовать Верховная Рада.

Также министр хочет пересмотреть тарифы, по которым НСЗУ будет платить за услуги. Предыдущие тарифы, рассказывает бывшая глава директората в Минздраве Ирина Литовченко, разрабатывали с учетом протоколов лечения и того, может ли госбюджет себе это позволить: «Медики определяли, какие существуют оптимальные протоколы для оказания медпомощи, какое для этого должно быть оборудование в больнице, медикаменты, персонал. В соответствии с этим и формировался тариф». «Бабель» прислал на брифинг министра вопрос о том, как изменят тарифы, но его не озвучили.

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»

Все учреждения здравоохранения, оказывающие специализированную и высокоспециализированную медицинскую помощь, по плану Степанова, должны получить не меньше средств, чем в 2019 году. Национальная служба здоровья заключила договоры с 1 645 медучреждениями и уже выплатила им более пяти миллиардов гривен. При этом 954 больницы получили больше средств, чем по субвенции. То есть медучреждения, которые подготовились к реформе, не потеряли в финансировании. А некоторые получили вдвое больше средств, чем по медицинской субвенции.

С 11 мая Минздрав с привлечением ученых и ведущих специалистов отрасли начинает разработку и утверждение новых государственных стандартов оказания медицинской помощи. Правда, еще в 2016 году в Минздраве разрешили медикам пользоваться международными протоколами лечения.

Что это означает для больниц?

Теперь те больницы, которые готовились к медреформе, закупали оборудование, оптимизировали штат, будут получать такие же деньги, как и те медучреждения, которые не соответствуют требованиям Нацслужбы здоровья. Городская власть должна была взять их на свой баланс или переформатировать.

Главный врач Турковской районной больницы во Львовской области Константин Коробов рассказывает, что к старту второго этапа медреформы готовились заблаговременно и уже получили первые средства. В больнице подались на 6 пакетов услуг, в частности на хосписную помощь, медицинскую реабилитацию для детей и взрослых, лечение пациентов гемодиализом, прием родов. Общая сумма, которую должно предоставить НСЗУ, — более 42,5 миллиона гривен. В конце апреля в больнице получили средства — 4 миллиона 125 тысячи гривен, зарплата врачей осталась такой же, как раньше. «Меньше она точно не стала, и деньги мы получили вовремя, — говорит Коробов. — До конца года мы обеспечены финансированием. А дальше будем действовать так, как нам скажут».

Главный врач Ильинецкой центральной районной больницы в Винницкой области Николай Масленчук выступил против изменений медицинской реформы. Он пишет, что готовился к ее внедрению с 2017 года, и по программе финансирования от Нацслужбы здоровья его заведение должно получить на 3 миллиона гривен больше, чем по субвенции в прошлом году.

Каковы риски от сворачивания реформы?

Если вернуть историческое финансирование, то у больниц, которые лечат пациентов, заберут деньги, которые они получили в ходе реформы, и отдадут их тем медучреждениям, где пациентов меньше, предостерегает депутат Дмитрий Гурин, который раньше занимался медреформой.

Народный депутат от партии «Слуга народа» Дмитрий Гурин

Главный врач Национального института рака Андрей Безносенко пишет, что уменьшится финансирование онкоцентров. «По нашим расчетам, [внедрение второго этапа дает] прирост в финансировании онкоцентров от 10 до 200 процентов, в зависимости от региона. По Программе медицинских гарантий имеющихся денег не хватало, чтобы покрыть в полном объеме необходимые базовые исследования и курсы химио- и лучевой терапии, а также хирургию, но наши пациенты тратили в разы меньше собственных сбережений на лечение. Нам предлагают уровень финансирования в 2020 году на уровне субвенций 2019 года, что существенно уменьшит бюджеты онкологических диспансеров на проценты, а в некоторых случаях — в разы». Он приводит пример Одесского областного онкодиспансера — тот получил в прошлом году по субвенции 62 миллиона гривен, а в 2020 году по Программе медицинских гарантий — 259 миллионов. «Нельзя забирать средства у онкобольных и онкоцентров, а потом за их счет дофинансировать неэффективные больницы», — говорит Андрей Безносенко.

Сворачивание медреформы может законсервировать проблемы психбольниц. Как объясняет руководитель Центра психического здоровья и мониторинга наркотиков и алкоголя Минздрава Украины Сергей Шум, эти больницы заинтересованы не лечить пациентов, а только держать их изолированными. «Никто не говорит, что пациенты не нуждаются в социальных услугах, но они должны предоставляться человеку дома, а не в местах несвободы. Психбольницы ничего не сделали для того, чтобы предупредить недофинансирование. Аргументы вроде “Мы не можем выгнать пациентов на улицу, им некуда идти” правомерны, но не для учреждения здравоохранения, а для заведения социальной защиты. Тогда надо откровенно признаться, что вы не являетесь больницей, изменить устав и предоставлять услуги как заведение социальной защиты».