Ученые 5 лет ждали грантов от Национального фонда исследований. Теперь можно подать заявку на 5 и 10 миллионов гривен — биофизик рассказывает о своем проекте

Автор:
Алла Кошляк
Дата:

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»

Ученые просили создать Национальный фонд исследований более пяти лет. На конкурсной основе фонд должен был поддержать лучших ученых, чтобы те не уезжали работать из Украины. Впервые законопроект внесли в Раду и даже проголосовали за него в первом чтении еще в 2015 году. Через три года, в 2018-м, фонд все-таки появился, но формально. И только четыре дня назад фонд начал принимать заявки. Подать проект можно на сайте фонда до 15 июня, а результаты обещают обнародовать до 7 августа. Общий бюджет фонда на 2020 год — 100 миллионов гривен. Максимальная сумма для проектов на один год — пять миллионов, на два года — десять. Биофизик Семен Есилевский занимается компьютерным моделированием лекарств, недавно работал во Франции и теперь участвует в конкурсе проектов фонда. Журналистка «Бабеля» Алла Кошляк поговорила с ученым о коронавирусе и принципах финансирования науки.

Для чего нужен Национальный фонд исследований?

В Украине денег не хватает даже на базовое финансирование науки. Оно должно идти на зарплаты ученым, амортизацию оборудования, оплату коммунальных услуг, текущие ремонты. А гранты должны тратиться на дорогое оборудование, заграничные командировки, экспедиции, раскопки, работу с архивами. В Украине базового финансирования не хватает на «поддержание штанов», поэтому на гранты люди фактически живут. Запуск фонда исследований должен исправить эту ситуацию.

Пяти миллионов гривен достаточно для научного прорыва?

Этой суммы многовато для одного ученого или небольшой группы и исследования на год, потому что они не успеют освоить эту сумму. Для большой группы ученых, когда сотни людей работают над проблемой, и длительного исследования этого может оказаться мало. Но это лучше, чем ничего.

На какие именно проекты сначала будут выделять финансирование?

Первая программа рассчитана на исследования, которые помогут в борьбе с пандемией. Идея фонда заключалась в финансировании снизу вверх, без приоритетных отраслей, которые «спускаются» ученым. Должно быть наоборот: ученые что-то предлагают, проект проходит экспертизу и получает деньги. Прежде ученым приходилось «подгонять» свою работу под то, на что дают деньги. С фондом исследований этого делать не придется. Первый конкурс отличается, потому что сейчас в мире пандемия.

Украина может создать лекарство от коронавируса?

Украина не способна сейчас создать лекарство от коронавируса. В том состоянии, в котором 30 лет пребывала медицина, это невозможно.

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»

В регионах сдают плазму крови те, кто переболел коронавирусом. Это перспективное направление?

Да. Мы переливаем человеку антитела к коронавирусу. Это, скажем, как сыворотка от дифтерии — когда человек болеет в тяжелой форме, ему вводят сыворотку с готовыми антителами, чтобы он выздоровел. Это во многих странах исследуется, но не является вакциной.

Ваше исследование касается борьбы с коронавирусом?

Мы исследуем свойства вирусной мембраны. Полученные знания не обязательно помогут в борьбе с этим конкретным коронавирусом, но поспособствуют в понимании биологии вирусов в целом. Вирусы — это ДНК или РНК, упакованная в оболочку. Оболочка может быть протеиновой или мембранной. Последняя является мембраной клетки, где жил и размножался вирус и которую он «украл». Вирус выходит из клетки, «завернутый» во фрагмент этой мембраны. Ее свойства влияют на свойства вируса — как он переносит температуры, свет, влажность. Важно знать, как мы можем на эту мембрану повлиять, чтобы бороться с вирусом.

Как ведет себя мембрана коронавируса?

Он плохо переносит высыхание — от обезвоживания мембрана разрушается или теряет свойства.

Вы занимаетесь компьютерным моделированием лекарств, расскажите, как это работает в случае с вирусами?

Когда ищут лекарство от любой болезни, сначала определяется молекулярная мишень (таргет) — тот белок, работу которого надо усилить, заблокировать или как-то модифицировать в организме. Под этот белок подбираются химические вещества, которые будут на него влиять. И вот как искать это вещество? Стандартный подход — химический скрининг, когда его наугад выбирают в библиотеке химических веществ. Так делали 30—40 лет назад, это долго и дорого. С появлением мощных компьютеров появилась идея автоматизировать первый этап скрининга — подбор препаратов, которые связываются с мишенью: моделировать на компьютере и отбирать наиболее перспективные варианты. Затем передавать их химикам, чтобы проводить эксперименты. Именно так сейчас работает фармацевтическая отрасль.

Мы с коллегами изучаем, как влияют конкретные вещества на мембраны клеток, как препарат проникает в мембрану. Это важно понимать на ранних этапах исследований — прежде чем тестировать лекарства, например, на животных.

Где посоветуете искать информацию о разработках лекарств от коронавируса?

Когда появится вакцина от коронавируса, это будет такая сенсация, что вы это точно не провороните. А до этого тщательно следить за разработками не стоит, если только вы не ученый. Это только повысит тревожность, лучше сохранить свое психическое здоровье.

По поводу коронавируса много спекуляций, даже в научных кругах. Снижается критичность к работам. На тему коронавируса публикуется очень много «мусора» — работ без контроля и проверок. Неспециалисту очень трудно отличить их, потому что они тоже опубликованы в научных журналах. Хрестоматийный пример — работа о гидроксихлорохине, на которую ссылался Трамп, когда говорил, что вирус поможет лечить препарат от малярии.

Что является признаком качественного исследования?

Исследование должно быть плацебо-контролируемое. То есть должны быть группа, которая получает препарат, и группа, которая получает плацебо. Ни пациенты, ни экспериментаторы не должны знать, что получает каждая из групп, чтобы не было предубеждений. Исследование должно быть рандомизированное — участников распределяют по группам случайным образом. Исследование должно быть мультицентровым — не в одной больнице, а в разных регионах и странах. И оно должно быть большим — не несколько десятков, а сотни и тысячи больных. Украина присоединяется к таким клиническим исследованиям как участница.

Вырастет ли престиж ученых из-за пандемии?

В Украине, по разным подсчетам, от 15 до 20 тысяч ученых, которые активно занимаются исследованиями, а не просто имеют научную степень. Это худший показатель в Европе. Так происходит, потому что не хватает финансирования, да и научная работа не считается престижной. Не могу сказать, что это изменится из-за коронавируса. Но на мировом уровне, надеюсь, политики станут больше советоваться с учеными. Сейчас говорят, что коронавирус — это «черный лебедь», но это же не так! Ученые неоднократно предупреждали, что угроза вирусов реальна. Возможно, нынешняя ситуация станет прививкой для общества и политиков.