У главы Госкино заканчивается испытательный срок. За три месяца у агентства появились новый сайт, электронные прокатки и скандал вокруг Довженко-Центра — большое интервью Марины Кудерчук

Автор:
Катерина Коваленко
Дата:

Марина Кудерчук рассказывает о любимом мультфильме "Украденная принцесса".

Юлия Вебер / «Бабель»

Сегодня у главы Государственного агентства по вопросам кино Марины Кудерчук завершается испытательный срок, который длился три месяца. За это время она обновила сайт учреждения, развивала YouTube-канал и запустила электронную выдачу прокатных удостоверений. Представители киносообщества критиковали ее с того дня, как она победила в конкурсе на должность, и утверждали, что она не понимает, как устроена отрасль. На прошлой неделе добавился конфликт с Довженко-Центром. Директор Центра Иван Козленко обвинил Госкино и лично Кудерчук в том, что центр фактически обанкротился, так как с начала года не получал денег от государства. Сама Марина Кудерчук говорит, что не обращает внимания на критику и мечтает о хорошем украинском кино. Корреспондентка «Бабеля» Катерина Коваленко поговорила с Мариной Кудерчук о первых трех месяцах на должности, Довженко-Центре, новоназначенном министре культуры Александре Ткаченко, работе в Запорожье и любимых фильмах.

Вы начали работать в Госкино 5 марта. У вас заканчивается испытательный срок в три месяца. Что вы сделали за это время?

Мы начали выдавать прокатные удостоверения в электронном виде, сделали новый сайт [Госкино]. Мы готовимся перевести весь документооборот в электронный вид. Хотели запустить серию мастер-классов для дебютантов, но карантин внес свои коррективы. Пока мы просим продюсеров, режиссеров записывать короткие видеоролики, затем мы публикуем их на странице в Facebook и YouTube-канале Госкино. После карантина сделаем это офлайн.

Юлия Вебер / «Бабель»

5 июня Марина Кудерчук подаст в Минкульт отчет о том, что она сделала за три месяца. В нем она перечислила 6 задач:

  1. Перевела выдачу прокатных удостоверений из бумажной в электронную форму.

  2. Подала министру культуры предложения относительно госполитики кинематографии (в том числе по правилам питчингов).

  3. Запустила новый сайт Госкино.

  4. Провела пять заседаний Совета по государственной поддержке кинематографии. 

  5. Передала Минкульту проекты нормативных документов (относительно питчингов и участия Украины в деятельности международных организаций в сфере культуры).

  6. Обновила YouTube-канал Госкино. За три месяца там разместили 18 фильмов, снятых при поддержке агентства.

Почему именно эти дела были первоочередными? Это была ваша идея?

Да. Идея с мастер-классами пришла потому, что молодым людям из сферы кино нужно общаться и обмениваться опытом с профессионалами. У нас есть Союз кинематографистов, но молодые люди туда не ходят.

Какие задачи поставили перед вами на испытательный срок?

Есть план, утвержденный Министерством культуры. В основном там организационные вопросы. Совместно с Министерством культуры и комитетом [Верховной Рады по гуманитарным вопросам] мы работали над новыми правилами проведения конкурсов. Все, что я сделала за три месяца, есть в моем отчете. В пятницу [5 июня] я подаю его в Минкульт.

Впервые мы попросили вас об интервью в феврале, но тогда вы не общались с журналистами. Почему?

А о чем было говорить? Мне нужно было прийти, вникнуть в работу, а потом уже разговаривать. На тот момент я могла рассказать только о своей работе в [Запорожской] обладминистрации.

Юлия Вебер / «Бабель»

Вы могли рассказать о своих планах на должности председателя Госкино. У вас же наверняка было какое-то видение.

Есть видение, но коррективы вносятся по ходу дела. Планы, которые были до [начала работы], сейчас откорректированы. Например, я не планировала прежде всего заниматься прокатными удостоверениями. Но придя на работу, я поняла, что главе Госкино нужно каждый день подписывать огромное количество документов. Из-за карантина пришлось срочно думать о том, чтобы выкладывать онлайн интересную для людей информацию. Мы связывались с региональными каналами, интернет-платформами, чтобы продвигать украинское кино, пока не работают кинотеатры.

Появился ли четкий план за три месяца работы? Что вы будете делать дальше?

То же, что и делалось, только более комфортно. И для людей, и для себя. Фактически Госкино организовывает работу по государственной поддержке, по приему фильмов, по выдаче прокатных удостоверений. Хочу запустить образовательный процесс.

Юлия Вебер / «Бабель»

Вы говорили с кем-нибудь в Минкульте о том, остаетесь ли вы на должности после испытательного срока?

Нет. Я об этом не думаю. Если бы не напоминали, что проходит три месяца, я бы и не заметила.

Какие у вас отношения с Александром Ткаченко? [Когда мы записывали интервью, его еще не назначили министром культуры, но он был главным претендентом на эту должность].

Я уважаю Ткаченко и часто обращаюсь к нему за советом. У него опыта в нашей сфере побольше, чем у многих, в частности, у меня. Я рада, что придет профессионал.

Из-за того, что сократили расходы бюджета, значительно меньше денег выделили на Госкино. Вместо 750 миллионов гривен вы получили всего 450 миллионов. Как это повлияло на работу агентства?

У нас есть обязательства прошлых лет — это выплаты по проектам, которые уже запустились. На них пойдет большая часть суммы.

Остается примерно 88 миллионов. Как их распределят? Это означает, что в этом году деньги получат меньше фильмов?

Решает Совет кинематографистов. Ограничат суммы и, скорее всего, будет меньше фильмов.

Юлия Вебер / «Бабель»

Что делать тем, кто уже взял деньги в Госкино, но из-за карантина не укладывается в сроки?

Мы разрешим продлить договора автоматически до полугода. Есть проекты, где нужно было снимать весной — понятно, что в этом году они не смогут. Мы пошли навстречу, перенесли такие проекты на следующий год.

Сейчас вы готовите первый питчинг в этом году. Сколько их пройдет?

В этом году их будет два. Первый — это дебюты, он пройдет в конце июня. Во второй включим остальные фильмы: документальные, анимацию, игровые, сериалы. Мы планировали для каждой категории отдельные питчинги. Но урезали бюджет и ввели карантин, поэтому так сделать не получится.

Как изменятся правила питчингов? Раньше и бывший министр культуры Владимир Бородянский, и вы говорили, что теперь деньги получат только те режиссеры, которые уже хорошо себя зарекомендовали.

Государство — инвестор, который хочет либо вернуть деньги, либо прославить нашу страну за границей. Если человек взял бюджетные деньги и снял провальный фильм, то зачем он опять приходит? Пусть либо докажет свою состоятельность на свои деньги, либо ищет независимых инвесторов.

Это главное, что вы измените в Госкино?

Очень надеюсь, что да. Это моя цель — чтобы были прозрачные конкурсы, настроенные на стопроцентную эффективность.

Цель — сделать украинское кино прибыльным?

И успешным на кинофестивалях.

Юлия Вебер / «Бабель»

Довженко-Центр не получил деньги в этом году и объявил, что не может платить по счетам. Его директор Иван Козленко обвиняет в этом вас, а вы утверждали, что виноват Минкульт.

Я не говорю, что кто-то виноват. Сумму для Довженко-Центра обсуждали еще в прошлом году. В начале этого года им выделили 1,6 миллиона гривен — это было еще до подписания [бюджетного] паспорта. Потом Госкино подало новый паспорт, еще до того, как я пришла. Минфин уже четыре раза возвращает нам паспорт, потому что просит аргументировать сумму для Центра Довженко. Загвоздка только в этом, никакой запутанной истории тут нет. Они [Довженко-Центр] к нам обращаются, мы вносим предложение на Минкульт, Минкульт поддерживает или не поддерживает — и передает в Минфин.

То есть цифра не нравится Минфину?

Нет, они просто просят обосновать — почему сумма именно такая.

О какой сумме идет речь?

Мы подали 3,6 миллиона гривен. Минкульт увеличил сумму до 8,6 миллиона. Минфин вернул обратно.

Сколько просил Центр Довженко?

Десять миллионов.

Тогда почему вы предлагали три?

Потому что это четвертая подача с начала года. И Минфин каждый раз считает, что сумма не обоснована. На прошлой неделе они рекомендовали уменьшить сумму до 3,6 миллиона. Теперь мы опять подаем паспорт.

Познакомились ли вы уже с Иваном Козленко? Он говорит, что вы не хотите общаться.

Это неправда. Мы приглашали Козленко на встречу, как только меня назначили. Он не посчитал нужным приехать. И раньше его приглашали — он тоже не приехал. Почему — вопрос не ко мне. Я не хочу даже разбираться в этой ситуации.

Юлия Вебер / «Бабель»

Какие у вас сейчас отношения с киносообществом? Его представители критиковали вас, когда вы победили в конкурсе на должность.

Об отзывах надо спрашивать у них. Я за этим не слежу.

Почему?

Мне не интересно. Я открыта к диалогу со всеми, кто хочет общения. Даже во время карантина у меня каждый день были встречи или онлайн-конференции с режиссерами, сценаристами. Все общение вызывало у меня позитив. Но бывают ситуации непредвиденные, например, как [2 июня] в Доме кино.

Что случилось?

Меня пригласили на встречу Союза кинематографистов. Попросили поприсутствовать на заседании и заодно познакомиться. [Представители Национального союза кинематографистов заявили, что Кудерчук отказалась общаться и показательно ушла со встречи. После этого Союз подписал коллективное письмо к президенту Зеленскому и премьеру Шмыгалю с просьбой уволить Кудерчук]. Там в основном люди пенсионного возраста, заслуженные, с опытом. Дабы уважить людей, я приехала. К сожалению, это оказалось заслушиванием меня и критикой меня. Меня позвали для того, чтобы высказать [мне] свой негатив, накрученные и придуманные вещи по поводу Довженко-Центра. Эту тему сейчас раздувают абсолютно необоснованно. Я готова принять и учесть конструктивную критику, но хайпа на моем имени стараюсь не допускать.

Давайте вернемся к конкурсу на главу Госкино, в котором вы победили. Это был второй конкурс, потому что в первом так и не смогли выбрать победителя. Почему вы не подавались на первый конкурс?

Я подавалась. Но не поехала на экзамен.

Почему?

Некогда было. О том, что завтра первый экзамен, мне сообщили в девять вечера. Учитывая мою занятость как замгубернатора [Запорожской области], было сложно бросить все и уехать в ночь в Киев. Тем более, что я очень любила свою работу.

Тогда зачем вы решили идти на конкурс в Госкино?

Чтобы проявить свои силы на должности категории А.

Юлия Вебер / «Бабель»

Почему именно Госкино?

Еще когда я работала в кинотеатре, мне показалось, что здесь есть что исправить и модернизировать. Это желание возникало у меня еще два года назад. Конкурс в Госкино — это своего рода испытание. Я даже сомневалась, что могу победить.

То, чем вы занимались в ОГА, было чем-то похоже на работу в Госкино?

Особенно ничем, кроме того, что управляешь людьми. Работа в ОГА была разная, но больше всего времени я уделяла школам-интернатам. Это культура, туризм, религия, межнациональные отношения. Мне было очень интересно общаться с людьми разных конфессий. Хоть я и в меру религиозна, но у меня в кабинете стоят иконы великомученицы Марины и Богородицы — это подарки от деток с ДЦП и аутизмом из Запорожья.

В киносфере вы проработали всего три года — в запорожском кинотеатре имени Довженко. Почему ушли?

Потому что предложили пойти в ОГА. В кинотеатре со временем стало спокойно, у меня появилось много свободного времени. Я хотела развиваться.

Работая в кинотеатре, вы поняли, как работает киносфера?

Я поняла, как развивать предприятие. Я не собиралась становиться директором и пришла, как заместитель по экономическому развитию. Я работала над тем, чтобы оно было не убыточным.

Марина Кудерчук показывает иконы, которые привезла из Запорожья. Их подарили дети, когда она работала в облгосадминистрации.

Юлия Вебер / «Бабель»

Что вы думаете о патриотическом кино, которое снимали при бывшем главе Госкино Филиппе Ильенко?

У него было свое видение, у меня немного другое. Что касается патриотических фильмов, то у меня более широкое понимание. Патриотическое кино может быть о любом человеке, который живет в Украине и делает что-то для страны. Исторические фильмы о том, что было 300-500 назад — это тоже патриотическое кино. Наш президент говорит про «зшивання країни», и мне кажется, что фильмы с более глубокой историей как раз являются более объединяющими.

Каким вы хотите видеть украинское кино через пять лет? Что должно идти в кинотеатрах?

Хорошие яркие фильмы, на которые можно ходить семьями. Может быть, больше таких фильмов, как «Захар Беркут». Больше комедий, больше мультфильмов для детей, мотивационных фильмов для подростков. Больше добрых фильмов, которые несут глубокий смысл.

Смотрите ли документальное кино?

Да, люблю документальные фильмы. Но чаще всего смотрю либо биографические, либо о природе, животных. Любимая документалка — «Один день на земле».

Вы очень любите мультфильм «Украденная принцесса». Почему?

Марина Кудерчук с подушкой-хомяком из мультфильма «Украденная принцесса».

Юлия Вебер / «Бабель»

Он яркий, позитивный. Мне кажется, мультфильмы невозможно не любить. Старая сказка «Руслан и Людмила», адаптированная к современным реалиям.

Среди своих любимых фильмов вы также называли украинские комедии «Сумасшедшая свадьба» и «Я, ты, он, она». Они были коммерчески успешными. Они хорошие?

Фильм хороший, если люди идут в кинотеатр и готовы платить за него. Мы живем в сложное время: на востоке у нас военные действия, сейчас еще пандемия, кризис. Людям не хватает позитива. Кино — это все-таки сфера развлечений, куда можно пойти семьей, паре на свидании, детям или подросткам.