«Не вы*бывайтесь! Пропускайте!» Суд восемь часов выбирал (и не выбрал) меру пресечения Сергею Стерненко и не пускал активистов — протестный репортаж

Автор:
Катерина Коваленко
Редактор:
Алла Кошляк
Дата:

Сергей Моргунов / «Бабель»

Двенадцатого июня Шевченковский райсуд Киева больше восьми часов избирал меру пресечения одесскому активисту Сергею Стерненко. СБУ подозревает его в умышленном убийстве и незаконном ношении холодного оружия. Два года назад, 25 мая 2018-го, на Стерненко напали двое мужчин. Активист защищался ножом и смертельно ударил одного из них — Ивана Кузнецова — в сердце. Дело расследовала Служба безопасности — там считают, что Стерненко не защищался, а догнал Кузнецова и намеренно убил его из-за «неприязненного отношения». Сам Стерненко настаивает, что это была самозащита, а дело — политическое. Поддержать его в суде пришли около 500 человек, но в суд почти никого не пустили. В знак протеста люди жгли дымовые шашки, прорывали кордон полиции и требовали отставки министра внутренних дел Авакова и генпрокурора Венедиктовой. Еще более 200 активистов написали заявления о том, что готовы взять Стерненко на поруки. Заседание завершилось ничем, его продолжат в понедельник, 15 июня. Корреспондентка «Бабеля» Катерина Коваленко весь день провела в суде и под ним и послушала, что говорили прокурор, протестующие и сам Стерненко.

Дело Сергея Стерненко

  • На Стерненко напали в Одессе 25 мая 2018, когда он вечером возвращался домой с девушкой. Двое мужчин — Иван Кузнецов и Александр Исайкул — начали бить Стерненко, а тот защищался ножом. Во время потасовки Стерненко ранил обоих нападавших, Кузнецова — в сердце, отчего тот скончался на месте.

  • Это было третье нападение на Стерненко за год, он связывает их со своей активистской деятельностью и обвиняет мэра Одессы Геннадия Труханова.

  • Стерненко настаивает, что это была самозащита. СБУ считает, что самозащита закончилась в тот момент, когда нападавшие начали убегать. Следователи утверждают, что Стерненко догнал нападавшего и ударил его ножом в сердце через 100 метров от места, где началась потасовка. Сам активист говорит, что это произошло в 30—40 метрах, и угроза его жизни все еще была.

Сергей Моргунов / «Бабель»

На подходе к Шевченковскому райсуду — несколько десятков полицейских и нацгвардейцев. Они осматривают сумки и по очереди пропускают всех, кто заходит на территорию. За сорок минут до запланированного заседания и акции возле суда собирается около сотни человек. Люди прячутся в тень, многие рассаживаются на траве. Вскоре приезжает и сам Стерненко — уверенно и быстро проходит мимо активистов и журналистов, которые его окружили, и обещает выйти к ним позже. В жару он одет в темно-синюю рубашку, в руках — толстые папки с бумагами. «Слава Украине!» — кричат ему вдогонку.

— Шо? Я на суде, — один из активистов говорит с кем-то по телефону. — Ну на пацана нападали, а он защищался, а теперь хотят повесить убийство... Бред полный, короче.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Длинноволосый парень в высоких сапогах и классической жилетке размышляет, кто может брать Стерненко на поруки. «Депутаты точно могут», — отвечает его подруга с маской на подбородке. В суд приезжает лидер «Голоса» Кира Рудик с коллегами по партии, Яна Зинкевич из «Европейской солидарности», Гео Лерос и Дмитрий Гурин из «Слуги народа» и другие. Ближе к двум часам, когда должен начаться суд, все начинают заходить в помещение. Но дальше рамок металлоискателей и турникетов их не пускают. Душный холл заполняют и жмутся друг к другу потные люди в масках.

— Почему не пускаете людей на заседание?! — кричит возмущенный мужчина.

— Потому что мусора! — отзывается кто-то с другой стороны.

— Не вы*бывайтесь! Пропускайте!

Толпа гудит, судебная охрана не пропускает ни активистов, ни журналистов. Достается и тем, кто пришел на другое судебное заседание. Мужчина и девушка, зажатые между людей, ругаются с охраной: «Мы участники другого процесса, а не этого балагана. Как мы это судье объясним?» Охрана в ответ пожимает плечами: «Сказали никого не пускать».

— Для чего полиция? Чтобы насиловать в Кагарлыке и защищать судей?! — не унимается толпа.

— За наши деньги, с*ки!

Сергей Моргунов / «Бабель»

Заседание начинается в почти пустом зале на первом этаже. Он спокойно вмещает более 30 человек, если стоять — более полусотни. Нервный Стерненко выходит к активистам через несколько минут: его адвокаты заявили отвод судье Владимиру Бугилю, потому что тот был судьей Майдана. Он уговаривает охранников пропустить людей в зал, а потом идет ругаться с их начальником Игорем Коваленко. Тот объясняет запрет карантинными ограничениями. «Это просто цирк, он мне говорит, что будет давка! А то, что они там сделали — не давка?!» — злится Стерненко. Через несколько минут он придумывает другой план — раздать активистам бланки для заявлений о взятии на личные поруки.

— Как только вы напишете заявление, вы становитесь участником процесса! И вас не могут не пускать!

— Неси! — толпа аплодирует.

Участники акции поднимают листки с заполненными заявлениями. Они готовы взять Стерненко на поруки.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Бланки расходятся среди активистов. Ручек всего четыре — надо писать быстро и передавать дальше. Люди пишут на листках свои имена, адреса, телефоны, места работы и объяснение, почему готовы поручиться за Стерненко. Те, кто написал заявление, пытаются пройти внутрь, но охрану это не убеждает. Разъяренная толпа в холле начинает прорываться, расшатывая рамки металлоискателей. К охранникам бежит подмога — они одевают шлемы, выстраиваются в несколько рядов, обнимают друг друга за плечи и занимают оборону. На улице кто-то бросает петарду, а ребята в футболках националистической организации «Гонор» зажигают дымовые шашки. Среди них и лидеры движения — ультрас Сергей «Филя» Филимонов и Игорь Маляр. Дым заполняет даже холл суда, люди начинают кашлять.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Протестующие зажгли дымовые шашки.

Стас Юрченко / Ґрати

Внутрь прорывается бывший крымский политзаключенный Владимир Балух. Он тяжело дышит, вытирает пот со лба и смотрит на немного поцарапанный локоть. «Я не понял, что произошло — одни [охранники] сказали проходить, а другие начали бить», — говорит он. Балух тоже пришел брать Стерненко на поруки, говорит, что было бы странно, если бы он его не поддерживал. Они познакомились в мае, а теперь дружат. «Все, что сейчас происходит, очень напоминает Крым [после аннексии]», — резюмирует Балух.

Владимир Балух говорит с охранником после того, как смог прорваться внутрь здания суда.

Сергей Моргунов / «Бабель»

На заседании около 20 человек. Среди них — бывшая глава Минздрава Уляна Супрун, ее заместитель Александр Линчевский, несколько нардепов и активистов. Судью Бугиля не отвели, и он остался рассматривать дело. Адвокаты Стерненко теперь просят отвести прокурора Николая Бозовуляка, который накануне согласовал подозрение. Стерненко считает, что тот предвзят и скрывает от суда доказательства его невиновности. Сам Бозовуляк говорит, что это Стерненко врет и манипулирует.

— Политическое давление — это журналисты и то, что происходит там на улице. Это люди, которые зарабатывают деньги, — говорит прокурор.

— Давайте будем публично линчевать и сжигать на кострах людей? Фактически это сейчас и происходит, — вмешивается следователь СБУ Дмитрий Кувачов, который расследовал дело.

Судья Бугиль отказывается отвести прокурора Бозовуляка. «Ну все, этот процесс уже изнасилован», — выкрикивает из зала организатор акции в поддержку Стерненко Владислав Грезев. На часах почти семь вечера, с улицы время от времени доносятся крики и музыка. За последние несколько часов акция превратилась в вечеринку на полтысячи человек. Активисты расселись на тротуаре и траве, кто-то танцует и ест пиццу. Вход в суд охраняет пять рядов полиции, еще несколько стоят рядом. Они то одевают, то снимают шлемы, улыбаются и жалуются на тяжелую работу.

Полиция охраняет вход в суд.

Сергей Моргунов / «Бабель»

— Надо мне вот за пятнашку такое терпеть, лучше в Польшу поеду зарабатывать, — говорит один из спецназовцев в бордовом берете. Его напарники просят прислать им фото на память и интересуются, видно ли на снимках номера их жетонов.

Суд вот-вот должен начать выбирать Стерненко меру пресечения. Тот вместе с охранником считают свободные места в зале и спорят о том, сколько еще людей сюда поместится. Договариваются о нескольких десятках поручителей, но полиция на крыльце суда все равно никого не пускает.

— Ганьба! — в один голос кричат активисты и пытаются прорваться внутрь.

— Вы долбо*бы! — раздается из суда.

Толкучка начинается прямо на входе. Полиция оттесняет активистов, хватает их за одежду и пытается закрыть дверь изнутри. Нацгвардейцы прикрываются руками, когда в них из толпы летят пустые бутылки и использованные дымовые шашки. В конце концов внутрь заходят около 20 человек, на само заседание пускают нескольких из них.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Прокурор Бозовуляк зачитывает подозрение, которое объявили Стерненко, и просит для него круглосуточный домашний арест. Стерненко ведет себя уверенно, вертится на стуле, листает Уголовный кодекс и время от времени перебирает бумаги в своих папках.

— Стерненко на почве возникновения неприязненных отношений с Кузнецовым... ударил его ножом в сердце... — активисты смеются со слов прокурора. — ... Потом сам нанес себе порезы ножом...

— Ну да-да, сказочники! — доносится из конца зала.

— П*здец, — едва слышно говорит Стерненко и улыбается.

Судья Владимир Бугиль; Адвокаты Сергея Стерненко; Сергей Стерненко (в центре).

Сергей Моргунов / «Бабель»

Адвокаты Стерненко пытаются доказать, что никакого умышленного убийства, — а значит и оснований для подозрения — не было. Они настаивают, что это дело — политическое. Судья поочередно заслушивает свидетелей из Временной следственной комиссии — нардепов Соломию Бобровскую, Гео Лероса и Дмитрия Гурина. Те утверждают, что генпрокурор Ирина Венедиктова лично распорядилась вручить подозрение Стерненко, не разбираясь в деле. Кроме свидетелей, суд успел заслушать одну поручительницу — депутата от «Европейской солидарности» Яну Зинкевич. Около 10 вечера судья объявляет перерыв до 10 утра понедельника, 15 июня.

Сергей Моргунов / «Бабель»

«Стер-нен-ко! Стер-нен-ко!» — скандирует толпа на улице. Он сам останавливается на лестнице в окружении спецназовцев и берет в руки микрофон.

— Аваков черт! — кричит он. Толпа поддерживает и повторяет.

— Можно с ума сойти — 22:30, а вы все здесь! Это невероятно круто! — толпа аплодирует и свистит.

— Вы здесь не за Стерненко, вы здесь за себя! Черт на того Сергея Стерненко! А хотя нет, Авакова на меня не надо.

Сергей Стерненко вышел к активистам после судебного заседания. Оно продолжится в понедельник, 15 июня.

Сергей Моргунов / «Бабель»