Семья 56-летнего Ивана Гасько с Прикарпатья осталась без жилья из-за наводнения. Он прожил здесь всю жизнь и увидел, как его двор смыло водой — репортаж

Автор:
Катерина Коваленко
Редактор:
Евгений Спирин
Дата:

Иван Гасько вместе с сестрами Марией и Анной (слева от него) и женой Надеждой.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Наводнение на западе Украины затронуло Ивано-Франковскую, Закарпатскую, Черновицкую, Львовскую и Тернопольскую области. Больше всего пострадало Прикарпатье — там вода подтопила более 13 тысяч домов, разрушила мосты и дороги и забрала жизни трех человек. В поселке Ланчин на Ивано-Франковщине, расположенном недалеко от трассы на Буковель, вода сошла с гор сильными потоками. Один из местных жителей — 56-летний Иван Гасько успел спасти семью за мгновение до того, как его дом рухнул. Корреспондентка «Бабеля» Катерина Коваленко и фотограф Михаил Мельниченко познакомились с Иваном и его родственниками и посмотрели, во что превратился двор, где они выросли.

«Слава Иисусу Христу! Заходите посмотреть, какая у нас беда», — доносится чуть ли не из каждого двора в Ланчине. Люди возятся возле своих домов, убирают поломанные заборы и деревья, откачивают воду и выгребают ил. Горный поселок в Ивано-Франковской области оказался в эпицентре наводнения, которое затопило регион 23 июня. Седой дедушка в резиновых сапогах переходит лужу посреди улицы, хлюпая ногами в грязи. Сейчас воды меньше, а еще несколько дней назад спасатели плавали здесь на лодках. Наводнение затопило едва ли не половину поселка — вода хлынула с гор, превратив два мелких ручейка в полные реки.

Вещи, которые были в доме Гасько, теперь разбросаны по двору.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Иван Гасько медленно бродит среди завалов в своем дворе. Он выглядит уставшим, много курит и преимущественно молчит. «За пять минут это все потерять, за пять минут...» — говорит сам себе. Ему 56 лет, в Ланчине он прожил всю жизнь. Рос с родителями, братом и двумя сестрами, а потом жил здесь с женой Надеждой и семилетним сыном Максимом. Они жили в родительском доме, а рядом построили новый — летний. У них была собака, сарай, огород и яблоневый сад.

Вода в тот день начала прибывать около 9 утра. Иван уже ушел на работу — копать колодцы односельчанам, а Надежда с сыном были в летнем домике. Меньше чем за 20 минут двор залило водой, а в доме ее было по пояс. «Все плыло — и посуда, и диван... И малой на диване», — вспоминает женщина. Мужа вызвонила его старшая сестра Анна, когда увидела на соседней улице его кастрюлю и тапочки — их несло с потоком воды вместе с другими вещами и мусором.

Хозяин разрушенного дома Иван Гасько.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Иван чудом спас жену и сына, прежде чем летний дом рухнул. Сейчас на этом месте — завалы из поломанных деревьев, разбитой мебели и грязи.

― Он первые дни просто молчал. Представьте, что пережил человек, который вытаскивал своего ребенка из дома в кульке на приставной лестнице, — говорит Анна.

После пережитого мальчик плохо спит — он очень испугался, хоть и не до конца понял, что произошло. Его сюда решили пока не приводить.

― Заходите, здесь у нас теперь будет кунсткамера, — сестры Ивана Анна и Мария приглашают посмотреть, что осталось от дома, где они выросли. Анна осторожно переступает через поломанные деревья. Под ногами разбросаны побитые и грязные стиральная машина, микроволновка, телевизор и машинка для шитья. Холодильник отбросило на несколько метров. Мария непрерывно лузгает семечки: «Немного меня успокаивает, потому что нет сил».

В стене дома — большая дыра, которую пробила вода. Раньше из окна гостиной открывался вид на горы, теперь там свалка поломанных деревьев.

― Вот это дерево большое легло под стеной и сдержало нам дом, — говорит Анна и показывает на крепкий ствол, лежащий прямо под окном. — Если бы оно летело поперек, то снесло бы все.

Гостиная в родительском доме семьи Гасько. Здесь стоял диван и телевизор, семья собиралась в комнате по вечерам.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Сейчас в комнате пусто — всю разрушенную мебель и технику уже вынесли, грязь на полу подсохла. На стенах остались несколько икон, на окне — когда-то белая штора. Поток воды сильно повредил левую часть дома, но почти не коснулся правой. На кухне под стеной до сих пор аккуратно стоят чашки. Анна находит на печи помятую черно-белую фотографию.

― А ну, узнаешь меня? — спрашивает свою 17-летнюю внучку. Та думает и таки находит — там Анне лет пятнадцать, она свидетельница на свадьбе у подруги. На вопрос, уцелели ли другие семейные фотографии или документы, пожимает плечами.

«Эта тумбочка пережила два потопа, но уже надо выбросить», — показывает Анна на остатки мебели. В 2008 году на Прикарпатье тоже было сильное наводнение, но тогда дома только подтопило. Местная власть пообещала укрепить берега рек и поставила у дома Ивана бетонные блоки. Но укрепление сделали «лишь бы какое», говорит мужчина, поэтому новую воду оно не сдержало.

Ланчин стоит на реке Прут, но причиной потопа стала не она. Около месяца здесь ежедневно шли дожди, в итоге вода начала сходить с гор. Двор Ивана оказался одним из первых на ее пути. Анна не верит, что наводнение произошло из-за вырубки лесов — здесь, говорит она, рубить ничего.

― Здесь деревьев и так почти нет, лес реденький. В других местах действительно вырубают, но не у нас.

Местные жители добираются домой через ручей Кобылица. Мост через него разрушил потоп.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

В этом году на хату Ивана приехали смотреть Арсен Аваков и Владимир Зеленский. Президент доехал вечером 25 июня и сказал, что шокирован увиденным. Гасько говорят, что им пообещали купить новое жилье. Они надеются, что это будет квартира или дом ближе к центру — лишь бы подальше от гор. На какую сумму рассчитывать, они пока не знают. Скоро должна прийти комиссия, которая оценит ущерб. На помощь рассчитывают и другие жители Ланчина — у многих дома требуют ремонта.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Иван ведет показать хаты, до которых не доехал Зеленский. До отдаленных районов не проезжают машины, идти надо пешком по грязи. Мужчина заходит в гости к пенсионерке Марии, которая еще не оправилась от того, что произошло. Вода застала ее дома с внуком, они ждали спасателей на печи.

― Ваня, думала здесь и утонем, — говорит она. — Сколько живу, а так страшно еще никогда не было.

Ближайший магазин от ее дома — в центре поселка, но дойти туда трудно. Сейчас пенсионерке помогают соседи.

Мария живет на соседней улице. Ее дом и двор тоже пострадал от наводнения.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Сейчас семья Гасько живет у племянницы Ивана Марины — дочери Анны. На этой улице тоже была вода — залила двор и фундамент, но сам дом не повредила. Газа тут временно нет, поэтому готовят на дровах в печи. Вся семья садится пить чай за круглым столом в гостиной, по телевизору идут новости. Все прислушиваются — вдруг покажут Ланчин. Но в этом выпуске об их поселке ни слова.

― Приезжали к нам какие-то каналы, но мы и сами не знаем, откуда они, — говорит Анна. — Надеюсь, о нас не забудут.

Михаил Мельниченко / «Бабель»