Палеоорнитологов в мире не больше сотни. Один из них ― Леонид Горобец. Он изучает останки доисторических птиц, пишет блог о науке и собрал раховского крыжня для фильма «Мои мысли тихие» ― вот его история

Автор:
Алла Кошляк
Редактор:
Евгений Спирин
Дата:

Юлия Вебер / «Бабель»

Ученых, специализирующихся на ископаемых птицах, в мире всего около сотни. Один из них — доктор биологических наук Леонид Горобец. Он работает в Национальном научно-природоведческом музее, а еще читает лекции о том, почему важно изучать птиц, которые жили на Земле в давние времена (спойлер — например, чтобы понять изменения климата), и ведет научно-популярный блог «Стромата». Там можно прочитать о жуке Гитлера, о размерах датских котов разных эпох и о том, что общего у ламантинов со слонами. Корреспондентка «Бабеля» Алла Кошляк встретилась с Леонидом в закрытом на карантин музее, где он описывает коллекцию найденных в разное время ископаемых остатков организмов, и расспросила ученого, какие птицы жили на территории современной Украины 48 миллионов лет назад, как ученые узнали о перьях у динозавров и откуда взялся раховский крыжень из фильма «Мои мысли тихие».

Юлия Вебер / «Бабель»

Динозавры интересуют всех, а когда становятся птицами — то уже не очень

С Леонидом мы встречаемся у входа в Национальный научно-природоведческий музей. Большое здание в самом центре столицы киевляне обходят вниманием — и зря. В 24 залах собрано более 30 тысяч экспонатов, рассказывающих об эволюции Земли и истории народов, населявших территорию Украины. Неплохой пиар музею сделал выход фильма «Мои мысли тихие» — зрителей заинтересовал раховский крыжень. Но такой птицы не существует, объясняет Леонид, для фильма использовали скелет обычной утки.

Юлия Вебер / «Бабель»

— Меня попросили подобрать кости какой-то птицы, чтобы подходила по сценарию. А когда были съемки, даже не видел. Скелет у меня остался, поищу и разложу вам его в кабинете.

Раховский крыжень, а на самом деле обычная утка.

Юлия Вебер / «Бабель»

Музей сейчас закрыт на карантин, сотрудники приходят туда пару раз в неделю. Леонид составляет каталог костей различных птиц, которые есть в фондах. Кости нужно пронумеровать, записать в специальную книгу и таблицу в экселе. Предупреждаю, что разговор займет пару часов времени. Леонид улыбается:

— Часть нашей работы — рассказывать о деятельности музея, поэтому запишу встречу с вами в отчет.

Леонид Горобец делит кабинет с коллегой. Небольшое помещение буквально завалено костями. Различные по размеру, цвету и форме они лежат на столе, в коробках на полу и, конечно же, пронумерованы и разложены по видам птиц в огромных старых деревянных шкафах. Спрашиваю об интересных находках, Леонид молниеносно ориентируется в сотнях ящиков и достает найденные в одесских катакомбах кости страусов.

Леонид достает окаменелости, найденные в одесских катакомбах.

Юлия Вебер / «Бабель»

Кости страусов, обитавших когда-то на территории современной Украины.

Юлия Вебер / «Бабель»

— Там были не только страусы, там и верблюды, и слоны, и носороги. Вот, например, кость, назовем ее берцовой. Это кость дрофы, и у всех птиц она более-менее одинаковая, удлиненная. Современных видов птиц примерно десять тысяч, ископаемых еще пару тысяч наберется — и у всех она удлиненная. А у дрофы из одесских катакомб она почему-то сплющена. И никто не знает почему.

В целом изучение птиц дает понимание, какой рельеф и климат был на определенной территории в древности. Численность и ареал обитания птиц зависит от похолодания и потепления, объясняет ученый. Например, сейчас рыбаки жалуются на засилье бакланов — они всегда начинают селиться выше по Днепру, когда теплеет. Или аисты — во времена Киевской Руси эти птицы прилетали на территорию Украины, потому что было потепление, а во времена похолодания аист исчезает, и даже Григорий Сковорода описывал его как птицу, о которой мало кто знает.

Юлия Вебер / «Бабель»

Юлия Вебер / «Бабель»

— Некоторые птицы очень привязаны к среде, например, когда находите рядом кости глухаря, то можно однозначно утверждать, что здесь был еловый лес. Если находишь тетерева, то это означает, что на территории были березовые леса. Птицы — великолепные индикаторы окружающей среды, потому что птица меньше всех согласна терпеть изменения: если что-то изменилось — он взяла и улетела себе.

Специалистов по ископаемым птицам во всем мире не больше сотни. Некоторые из них более востребованы, некоторые менее. Например, китайцы выделяют большие деньги на исследование птиц мезозойской эры, а более «молодых», которые жили 48—30 миллионов лет назад, китайцы не изучают, а отбрасывают в отвал.

— Пока птицы были динозаврами, они всем интересны, только они перестали быть динозаврами и стали птицами — сразу интерес пропал. И даже те, которые жили тысячу лет назад, как по мне, интересны, но почему-то людям больше нравятся динозавры и мамонты.

Юлия Вебер / «Бабель»

На Луганщине жили крокодилы и птицы с размахом крыльев в четыре метра

Когда-то на месте современной Украины были субтропические острова, которые омывал древний океан Тетис. «Но это было 48 миллионов лет назад, так что с отпуском мы все уже немного опоздали», — шутит Леонид. Один из древнейших известных на территории Украины видов птиц — это пелагорнитиды с размахом крыльев до четырех метров, киеворнисы, итардиорнисы и колимбикулюсы. Их останки нашли во время раскопок на Луганщине. Благодаря исследованию новых находок киеворниса удалось установить, что эта птица гнездилась на далеких от материка островах, где отсутствуют млекопитающие. Так выяснили, что отложения на территории Киева и Луганщины сформировались не просто на побережье, а именно на побережье острова.

На территории современной Луганской области нашли останки двух видов пелагорнитид: дасорниса и лютетодонтоптерикса. Их останки находят на всех континентах, и они до сих пор порождают больше вопросов, чем ответов. Челюсти этих существ были усеяны острыми зубовидными выростами. Были ли они лишь похожими на зубы, или действительно зубами — единодушного мнения нет. Ученые пытаются понять, как это возможно, ведь зубов на то время у птиц уже не было. Если подтвердится, что это именно зубы, а не что-то другое, то открытие будет очень важным для более глубокого понимания эволюции: в настоящее время считается, что когда какой-то признак у вида исчезает, то он больше не возвращается.

Зубовидные выросты у птиц, найденных на Луганщине.

Юлия Вебер / «Бабель»

— Геологи сначала приехали на место, ориентируясь по карте, шли, просматривали местность, где можно покопать пробу на ископаемые остатки. Например, вот такие куски дерева, которому примерно 48 миллионов лет, можно найти на улицах города Новопсков Луганской области.

Остатки дерева, которому 48 миллионов лет.

Юлия Вебер / «Бабель»

С приходом в музей Леонид меньше ездит на раскопки, потому что здесь очень много материала, который надо разобрать. Спрашиваю, не скучает ли он по экспедициям. Говорит, что везде можно найти интересное для науки. Например, его аспирант недавно нашел в парке Славы камень с отпечатками древних кораллов.

— Конечно, сама атмосфера экспедиции, азарт поиска — это очень интересно. Зато музей поражает количеством информации, когда ты можешь найти фрагмент картины прошлого — это другое удовольствие.

Все прошлое каталогизируют. У Леонида есть электронный список на 14 тысяч единиц, его также надо продублировать в бумажном виде.

Все экспонаты вручную записывают в специальные книги.

Юлия Вебер / «Бабель»

— Пока что успел внести семьсот-какой-то номер. И тут видите, всегда записывается место хранения — не просто номерок, а еще надо шкаф, где он хранится, и номер ящика.

Птиц обычно описывают с помощью удлиненных костей или черепов.

Юлия Вебер / «Бабель»

Спрашиваю, бывают ли ошибки или фальсификации. «Случается», — вспоминает Леонид и рассказывает о профессоре-палеоорнитологе, который считал, что курица была одомашнена на территории Украины. Не из-за ура-патриотизма так считает, а потому что 5—6 миллионов лет назад на территории Украины были птицы, которых описали как Gallus archiaki. Также останки кур находили в отложениях времен мамонтов, поэтому, казалось, были все основания считать, что куры в наших краях существовали испокон веков. Затем описанное как Gallus archiaki оказалось не курицей, а павлином. А находки ровесников мамонтов оказались значительно моложе, просто их возраст был установлен неправильно. Так вся теория об одомашнивании кур украинцами потеряла научную основу.

Каждую кость нужно подписать тушью.

Юлия Вебер / «Бабель»

Вообще, чтобы описать найденную ископаемую птицу, надо найти удлиненные кости или череп. По ним можно сделать вывод, что это за вид и когда он жил на определенной территории. Но, например, никак нельзя узнать цвет птицы или другого существа.

— В редких случаях с динозаврами удается узнать их настоящую окраску, но в большинстве случаев цвета зависят от фантазии ученых. Мы можем знать, что какой-то вид был покрыт перьями, а каким именно было их строение, неизвестно. У определенной группы рептилий был перьевой покров, это абсолютно нормально, хоть и непривычно. Когда начинают говорить, что тираннозавр был покрыт перьями, сразу же появляется миллион знатоков динозавров и говорят: а покажите, где тираннозавр с перьями? Но поскольку мы то там, то там находим динозавров с перьями, вполне логично предположить, что большинство, а может и все динозавры были с перьями, в том числе и тираннозавры. Ученые неоднократно находили скелеты с отпечатками перьев, находили в янтаре останки маленьких динозавров с оперенным хвостом и так далее.

Ученые не знают, какая окраска была у птиц, поэтому Леонид изобразил их силуэты.

Из блога Леонида Горобца

Жук из Дагестана, жук Гитлера и кость пениса летучей мыши, которая оказалась пальцем лягушки

О разных интересных находках в свободное от работы время Леонид ведет блог «Стромата». В блоге есть переводы различных исследований, научные мемы и удивительные истории из жизни ученых.

— Есть такая косточка у млекопитающих, os penis, то есть косточка полового члена. Она у многих есть, у людей ее как раз нет. Она достаточно диагностическая, и в России был описан, например, по os penis новый вид летучей мыши. А потом оказалось, что это не кость нового вида летучих мышей, а фаланга пальца лягушки. И такое бывает.

Бывают ошибки, а бывают и сознательные фальсификации. Например, российский ученый Сергей Пушкин описал новый вид жуков Дагестана, который потом оказался нарисованным в фотошопе.

— Он, по большому счету, обманывал сам себя, потому что жуков Дагестана исследует только он один. Такие странности тоже случаются. Или есть жук, названный в честь Гитлера. Так фанаты Гитлера собирают этих насекомых себе на сувениры — и они теперь вымирающий вид. Стоит жучок две тысячи евро.

Вообще люди нередко собирают странные коллекции. Например, ископаемые остатки, которые могут быть радиоактивными. Если рядом с ними есть стронций, то в ископаемых костях он замещает кальций. Кость становится естественной ловушкой, в которой накапливается стронций, и потом может давать радиоактивное излучение.

Иногда ученому достаточно одной кости, чтобы идентифицировать, что за древняя птица перед ним.

Юлия Вебер / «Бабель»

Леонид показывает находку времен строительства метро в Киеве — окаменелость рыбы.

Юлия Вебер / «Бабель»

Мошенники могут выдавать одни окаменелости за другие, более древние. «Например, вижу, продается кость курицы, которой там тысяча лет, но при этом на ней написано, что это мышь плиоценовая, которой 5 миллионов лет», — рассказывает Леонид.

— Как-то из Монголии нелегально привезли скелет динозавра и продали в США за десять миллионов долларов. Монголия подала в суд, в результате контрабандиста Америка посадила, а скелет забрала в музей. Человек, который потратил десять миллионов, остался ни с чем. Ну и Монголия, получается, тоже.

Возле витрин с окаменелостями спрашиваю, были ли попытки что-то нелегально вывезти из украинского музея. Леонид рассказывает, что были случаи, когда интересовались мамонтами.

Юлия Вебер / «Бабель»

Приходили какие-то люди и говорили: напишите справку о том, что этот череп мамонта не имеет научной ценности, потому что мамонтов было много. «Их-то много, но это все принадлежит народу Украины, и наш музей единодушно против таких сделок», — говорит Леонид.

— Я понимаю, что кратчайший путь иметь яхты и виллы — это бизнес. Но я не бизнесмен. Когда идешь в науку, надо осознать, что непосредственно наука будет давать не так много зарплаты, зато у меня есть свободное время преподавать. Этим и подрабатывать, и сеять разумное, доброе, вечное.

Юлия Вебер / «Бабель»