Неделю назад боевики сорвали эвакуацию тела украинского разведчика, убив еще двух человек: сержанта Ярослава Журавля и медика Николая Илина. «Бабель» восстановил хронологию боя под Зайцево

Автор:
Оксана Коваленко
Редакторы:
Катерина Коберник, Евгений Спирин
Дата:

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»

Тринадцатого июля в районе Зайцево Донецкой области, возвращаясь с боевого задания, на растяжке подорвался разведчик 35-й бригады морской пехоты Дмитрий Красногрудь. Чтобы украинские военные могли эвакуировать тело на подконтрольную территорию, ОБСЕ согласовала с боевиками «ДНР» короткое перемирие. Боевики договоренность нарушили: обстреляли группу эвакуации, ранили сержанта Ярослава Журавля, он был в белом жилете и белой каске, убили медика Николая Илина — он снимал бой на камеру на каске. Позже боевики нашли его тело и опубликовали часть видеозаписей — на них нет людей в белых касках и жилетах. По версии боевиков, «украинская диверсионная группа шла в бой, но ей дали отпор». Украинская сторона настаивает, что военные были в белом, а боевики осознанно нарушили перемирие. Погибших боевики вернули несколько дней спустя, а над телом медика надругались. Чтобы разобраться, что произошло на самом деле, корреспондент «Бабеля» Оксана Коваленко поговорила с тремя источниками, знакомыми с ситуацией, и в подробностях восстановила хронологию боя под Зайцево 13 июля.

Рано утром 13 июля разведывательная группа одного из батальонов 35-й бригады морской пехоты возвращалась с задания в районе Зайцево — небольшого поселка в Донецкой области между Горловкой и Бахмутом, часть которого контролируют боевики, часть — ВСУ. Разведчики искали пути, по которым диверсанты могли подобраться к бригаде. По пути к своим позициям 41-летний командир разведвзвода лейтенант Дмитрий Красногрудь попал на минное поле. Он зацепил растяжку и погиб на месте от ранений. Остальные участники группы, чтобы не нарваться на мины, оставили тело и пошли другим путем.

35 окрема бригада морської піхоти повідомила ім’я загиблого розвідника, що підірвався 13 липня поблизу селища Зайцеве і...

Gepostet von 93-тя ОМБр Холодний Яр am Donnerstag, 16. Juli 2020

Дмитрий Красногрудь

Когда военные вернулись, в бригаде решили сформировать группу и эвакуировать тело убитого командира. Украинская сторона запросила режим тишины. Совместный центр контроля и координации огня (СЦКК) обратился к Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, а те — к боевикам «ДНР». Они гарантировали ОБСЕ, что во время эвакуации — 13 июля с 14:00 до 18:00 — не будут стрелять.

Кроме командира, в группу вошли проводники, которые знали, где находится тело Красногрудя, и сапер. Также с группой отправились двое безоружных представителей СЦКК. Один из них ― руководитель украинской стороны в СЦКК Николай Левицкий. На касках и бронежилетах спереди и сзади у представителей центра были опознавательные знаки — большие надписи «СЦКК» на белом фоне. Белые каски и повязки были на разведчике сержанте Журавле и еще одном бойце.

Gepostet von Ярослав Журавель am Montag, 29. Januar 2018

Ярослав Журавель крайний справа

Состав группы утвердили комбриг Николай Палас и командир батальона Вадим Римаренко. Перед выходом военные запустили дрон, чтобы уточнить место, где находится тело Краногрудя. Около двух часов дня группа отправилась за телом погибшего командира. По дороге бойцы обнаружили мину ПОМ-2. Мину зафиксировали и взорвали. Все время, пока группа шла к телу, боевики с помощью квадрокоптера пытались выяснить ее координаты. Группа пряталась от дрона в посадке.

Первым в группе шел сержант. На нем были белые жилет и каска. Когда до тела Красногрудя оставалось 15—20 метров, боевики нарушили согласованное с ОБСЕ перемирие и начали стрелять из автоматов. Одну из очередей они выпустили в сторону сержанта Журавля — он упал на землю и не двигался. Боевики вели обстрел с трех сторон. Поскольку режим тишины уже нарушили, а белые повязки делали военных удобными мишенями — их сняли. Эвакуировать тело сержанта Журавля не удалось из-за обстрелов. Группа вернулась на контрольную точку, где их ждали несколько человек, готовых выйти на помощь.

Раненый сержант Журавель в белой каске и белом жилете уползает к украинским позициям. Видео снялаи дроном ВСУ

На контрольной точке медик Николай Илин, заместитель комбата и еще несколько человек обсудили ситуацию. На каске Илина работала видеокамера. Илин как медик вызвался идти за сержантом Журавлем. Чтобы выяснить, жив ли он, военные пустили квадрокоптер: оказалось, что сержант жив — он наложил жгут и раненый полз в сторону украинских позиций. Военные решили вернуться и забрать сержанта по правилу «золотого часа». На поиски пошли четверо бойцов: два проводника, которые только вернулись с поисков Красногрудя, медик Николай Илин и командир группы. Проводники по неизвестной причине даже не надели каски.

СЦКК опять запросил у ОБСЕ режим тишины для эвакуации раненого сержанта, но гарантий безопасности от боевиков никто не получил. Поэтому во второй раз группа вышла без белых опознавательных знаков. На видео с нашлемной камеры медика Илина слышно, как он торопит бойцов и говорит, что у них мало времени. За группой, а также за раненым военные следили с помощью квадрокоптера с контрольной точки. Через 12 минут после выхода группа оказалась в 150 метрах от раненого сержанта. По рации их спросили, приняла ли группа сообщение о месте, где лежит раненый сержант. Группа остановилась, чтобы ответить, и в этот момент боевики начали стрелять. Военные упали на землю и отползли назад.

Во время обстрела проводники ретировались. Командир группы и медик Илин остались, пытаясь выяснить, где находится раненый сержант, за которым следили с помощью коптера. Чтобы было легче, медик сбросил рюкзак, и они вместе с командиром группы отправились искать раненого. К сержанту они подошли на 20 метров, к позициям боевиков — на 100—200 метров. В какой-то момент командир группы эвакуации ушел вперед, а Илин замешкался — ему нужно было пройти по относительно открытому участку. Он дошел до посадки и передал по рации, что засек дрон боевиков.

Николай Илин

Mikola Ilin / Facebook

На видеозаписи с камеры Илина видно, что он остался в низине и не видел командира группы — тот был на возвышенности, видел медика и искал раненого Журавля, а Илин ждал его в посадке. Когда начался обстрел, Илин побежал. Что было дальше, пока достоверно неизвестно. Либо Илин зацепил растяжку, либо по нему выстрелили из РПГ-7. Медик погиб на месте. Спустя несколько минут раздался еще один взрыв — возможно, второй выстрел из РПГ. Оставшегося в живых командира группы контузило. Обстрел продолжался, связи с Илиным не было, командир не смог добраться до раненого сержанта Журавля и отошел обратно к контрольной точке, а затем вернулся к своим позициям.

Спустя три дня, 16 июля, боевики отдали украинской стороне тело убитого командира Красногрудя, 17 июля — изувеченное тело Илина, и только 21 июля — сержанта Журавля. Он несколько дней раненый умирал в посадке.